« Предыдущая Следующая »

1.2. Особенности административной процессуальной правосубъектности

Административный процесс- это одно из сложных и противоречивых явлений административного права. Это связано не с отсутствием единой концепции административных процессов (научной доктрины), а с необходимостью нового развития сферы государственного регулирования, проникновения публично - правовых элементов в сферу частного права и наоборот.

В предмете административного права выделяются административно-процессуальные правоотношения, но отечественная наука административного права не имеет полноценного обоснования для обоснования его сущности[4].

Важную роль в обеспечении законности в сфере административных процессов играет исполнение прав, обязанностей и предупреждение злоупотреблений правами субъектов административного права. Таким образом, одним из важных элементов правоотношений, в том числе административных процедур, является изучение правового статуса субъектов этих отношений, изучение правосубъектности и объема полномочий.

Правовая природа административно-процессуальных отношений обязательно предусматривает наличие в таких отношениях группы уполномоченных субъектов, то есть носителя публичной власти. В отдельных видах административно-процессуальных правоотношений государственные органы не могут играть непосредственную административную роль в отношении физических и юридических лиц (например, при обжаловании решения государственных органов в суд) или при отсутствии административного производства (например, при производстве по делам об административных правонарушениях, по которым суд принимает решение о привлечении к административной ответственности). Следует учитывать, что решение не может быть принято ни в каких правоотношениях[5].

Субъекту административно-процессуальных правоотношений придается определенный общий административно-правовой статус, то есть даже вступая в отношения процессуального характера, реализуются права, установленные нормами материального административного права. Процессуальный статус субъекта административно-процессуальных правоотношений вытекает из общего административно-правового статуса, который предусматривает реализацию процессуальных прав и исполнение процессуальных обязанностей в процессе возникновения, изменения или прекращения административно-процессуальных правоотношений.

Вопрос об общей правосубъектности и процессуальной правосубъектности в частности рассмотрен не только в научных трудах по административному праву и процессу, но и в исследованиях по теории права, гражданскому процессу и др. Так, С. С. Алексеев отмечал, что правосубъектность как способность предоставляют лицам в соответствии с правовыми нормами. Правосубъектность является первичным звеном конкретизации юридических норм, которой определяется правовое положение лица: субъекты занимают определенное отношение друг к другу.

А. В. Венедиктов объединял понятия правоспособности и дееспособности: правосубъектность можно рассматривать как общую (способность быть носителем прав и обязанностей в разных сферах правоотношений) и отраслевую — административную, гражданскую, трудовую (способность быть носителем прав и обязанностей в сфере определенных правоотношений). При этом общая правосубъектность лица проявляется в отраслевой правосубъектности.

С. Н. Братусь различал понятия правоспособности и правосубъектности. По его мнению, правоспособность — это лишь суммарное общее выражение возможных проявлений субъективных прав и общая основа, без которой невозможны конкретные полномочия.

О. С. Иоффе отмечал, что гражданская правосубъектность лица порождает необходимую предпосылку появления у него гражданских прав и обязанностей. При этом гражданская правосубъектность дает право личности иметь не только те права, которыми данное лицо владеет, но и любые другие права, владение которыми ему разрешено законом .

В гражданском процессе процессуальной правосубъектности присуща структурно-содержательная характеристика — возможность иметь права и обязанности (правоспособность) и осуществлять их в суде и поручать ведение дела представителю (дееспособность). В большинстве случаев процессуальная правоспособность находится в неразрывной связи с процессуальной дееспособностью. Правоспособность и дееспособность в составе правосубъектности участников процесса имеет специальный, а не общий характер и, соответственно, не отображает общих свойств всех субъектов процессуального права.

По мнению К. В. Гусарова, «гражданская процессуальная правосубъектность определяется как специфический элемент механизма правового регулирования гражданских процессуальных правоотношений и как таковой, что обеспечивает «переход» нормативности гражданского процессуального права в сферу осуществления правосудия и реализацию права на судебную защиту. Гражданская процессуальная правосубъектность должна толковаться не только как общее условие возникновения разных гражданских процессуальных правоотношений, но и как содержательная характеристика реализации данных прав всеми субъектами процессуальной деятельности при осуществлении правосудия»[6].

Таким образом, в научной литературе преимущественно предлагается обобщенное понимание правосубъектности как способности лица иметь и осуществлять предоставленные ему нормами права субъективные права и обязанности. Обычно такая трактовка не позволяет определить объем прав субъектов процессуальной деятельности, их участия в процессуальных отношениях, поэтому целесообразно рассмотреть особенности административной процессуальной правосубъектности в целях определения правового статуса субъектов административного процесса.

Кроме того, следует учитывать доктринальное отличие между административным процессом и гражданским процессом, поскольку последний предусматривает реализацию субъектами своих процессуальных прав исключительно в рамках судебного процесса и на основании материальных норм гражданского, трудового, семейного права и др. Соответственно, административный процесс содержит в себе значительную по объему часть управленческой деятельности, у которой нет общих признаков с судебной деятельностью.

Поэтому специфика правового статуса субъектов этих правоотношений разная и понимание правосубъектности в целом и процессуальной правосубъектности в частности неодинаково, хотя в своей юридической конструкции обычно имеет единое происхождение — из исследований теории права, юридического процесса и отдельных видов судебных процессов. В этом и определена онтологическая составляющая административной процессуальной правосубъектности, поскольку административный процесс в чисто судебном административном процессе или процессуальной деятельности уполномоченных органов государственной власти, их должностных и служебных лиц находит научные подтверждения доктринальных подходов представителей общей теории юридического процесса[7].

Г. И. Петров утверждал, что административно-процессуальная правосубъектность возможна, если она определяется соответствующими решениями государственных органов. Основой правосубъектности является воля государства, которая выражается в соответствующих актах государственной власти.

Учитывая большое количество административных законов в правовых и подзаконных актах, можно сказать, что административно-процессуальная правосубъектность является общим понятием, которое не всегда равнозначно правам и обязанностям субъекта, учитывая возможность реализации последних прав в различных сферах административного регулирования. Процессуальная правосубъектность включает в себя процессуальную правоспособность и правоспособность. Кроме того, процессуальная правосубъектность" обеспечивает множественные процессуальные правовые возможности".

Рассматривая административно-процессуальную правосубъектность субъекта власти, В. М. Бевзенко отмечает, что особенностью административно-процессуальной правосубъектности субъекта власти является то, что первая полученная при вступлении в административный процесс не всегда является постоянной. Данная процессуальная категория изменчива и, следовательно, правосубъектность, возникшая в начале процесса, может приобрести новое содержание в ходе дальнейшего рассмотрения и решения Административным судом публично-правовых споров. Также предлагается различать общие и специальные административно-процессуальные юридические лица.

Первое присуще в одинаковой мере не только субъектам власти, но и другим участникам административных дел. Второй предусматривает определенный объем прав и обязанностей, определенных процессуальным законом, которые закрепляются лишь за ограниченным, четко определенным кругом участников административных дел. В административном судопроизводстве такая процессуальная правосубъектность закрепляется за сторонами, третьими лицами, процессуальными представителями, объединениями и лицами, имеющими законное право на защиту прав, свобод и интересов других лиц, иных участников административного процесса (свидетелей, специалистов). Административно-процессуальная правосубъектность этих субъектов является особой, поскольку обеспечивает осуществление исключительной процессуальной роли при рассмотрении и разрешении конкретного административного дела[8].

Преимуществом процессуальной правосубъектности в административном процессе считается строгая интеграция в законодательство процессуальных прав участников административно-процессуальных отношений (административно-процессуальная правоспособность) и возможности их реализации (административно-процессуальная дееспособность). Это нормативный подход к определению процессуальной правосубъектности субъекта административного процесса.

В. Д. Сорокин выделил нормы, определяющие важнейшие аспекты административно - процессуальной личности:

Норма, регулирующая материальную и территориальную подсудность субъекта, которая способна определять административные дела. Прежде всего, это относится к административным органам федерального и регионального уровней, к нормам, регулирующим административно-процессуальное право, - и к правоспособности сторон, то есть тех, чьи законные интересы или обязанности затрагиваются в процессе производства, а также тех, к которым относятся юридические лица, могут требовать соответствующих действий административных органов в связи с необходимостью исполнения их законных интересов или обязанностей.

В. К. Колпаков имеет права и обязанности в сфере административного (административная дееспособность), а потенциальная возможность их реализации в сфере административного (административная дееспособность) показывает, что наличие субъективных прав и обязанностей в сфере административных функций формирует административно-правовой статус субъекта и является составной частью административного права.

Объем прав и обязанностей субъекта административно-процессуальных правоотношений зависит от законодательного регулирования правоотношений, обусловленного характером отдельных видов административно-процессуальных правоотношений.

В возможностях современных исследований:

а) возможность персонализации, индивидуализации и идентификации;

б) способность выступать в качестве конечного правового органа, способность принимать правовые решения;

в) способность человека быть носителем правовых идей, взглядов, убеждений и т. д.

г) способность субъекта осуществлять правовую деятельность, способность быть субъектом этой деятельности, то есть способность осуществлять правовую волю в форме органа-исполнителя;

д) способность лица участвовать в правоотношениях, обеспечивающая волю, правосознание и способность быть субъектом правовой деятельности.

Мероприятия Соответствующие функции присущи и правоспособности административного судопроизводства: способность иметь права и обязанности административного судопроизводства, способность заключать правоотношения административного судопроизводства, определять сферу действия в рамках определенного вида деятельности административного судопроизводства, защищать свои права и интересы с помощью процессуальных средств[9].

Правоспособность в ее структурно-правовом смысле включает в себя основные полномочия правового статуса лица: осуществление, приобретение, осуществление, охрану, использование и др. В науке гражданского права существуют и другие подходы, но в административно-процессуальных правоотношениях административно-процессуальная правосубъектность выражается не в самих процессуальных правоотношениях, а в правовом положении субъектов этих отношений в системе административных процессов, объеме полномочий, установленных законом, лице, принимающем окончательное правовое решение по делу.

Административно-процессуальная правосубъектность, сочетающая в себе полномочия процессуальной и правоспособности, является общей и специальной мерой действий субъектов административно-процессуальных правоотношений.

Конечно, когда говорят о компетенции, то имеют в виду полномочия субъекта власти, суда и других участников процессуальных правоотношений. Компетенция определяет пределы допустимости властно - управленческой или процессуальной деятельности государственных учреждений, отдельных должностных лиц и должностных лиц[10].

« Предыдущая Следующая »
Похожие публикации
Служебный контракт в ОВД: проблемы заключения, исполнения и прекращения
Курсовая работа на тему "Служебный контракт в ОВД: проблемы заключения, исполнения и прекращения".
Административно правовая норма: понятие, виды и структура
Курсовая работа по теме "Административно правовая норма: понятие, виды и структура" по предмету "Административное право".
Административная ответственность
Курсовая работа по теме "Административная ответственность" по предмету "Административное право".
Административная ответственность сотрудников ОВД за правонарушения в сфере безопасности дорожного движения
Курсовая работа на тему "Административная ответственность сотрудников ОВД за правонарушения в сфере безопасности дорожного движения".
Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях
Курсовая работа по теме "Меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях".