1 2 3 4

Принято считать, что познание истории становится возможным благодаря работе с источниками. Кризис исторической науки XX века привел к появлению новых подходов и методов в познании исторического процесса; свое развитие получила и теория исторической памяти[1]. Возрос интерес к механизмам интерпретации того или иного исторического события. Для ответа на вопросы социального и культурного бытия традиционно привлекаемых исторических источников оказалось недостаточно, что заставило обратиться к историко-дисциплинарным исследовательским подходам.

Так, любые художественные объекты должны представляться исследователю как текст, отражающий современный произведению исторический контекст, что дает возможность рассматривать художественное произведение как разновидность отражения реальности и использовать его в качестве источника изучения прошлого.

Историческая память нашего народа постоянно возвращается к событиям военного времени.

Актуальность данной работы определяется пристальным вниманием к прозе и публицистике писателя-«деревенщика» Федора Александровича Абрамова, в творчестве которого проблема исторической памяти стала одной из магистральных. Пример Ф. А. Абрамова представляется и в современной общественной ситуации нравственным ориентиром, а исследование творчества способствует созданию наиболее полной и подлинной истории повседневности «сталинских», «хрущевских» и «застойных» десятилетий.

Актуальность исследования заключена также в возрастании интереса, который испытывает современная научная мысль к режиссерскому методу Льва Додина. «Так получилось в нашем театре, что мера правды о жизни, которую внес в наше сознание Федор Абрамов, стала для нас точкой отсчета. Символично и название спектакля, которым мы каждый раз открываем новый сезон, — «Дом».

Мы хотим, чтобы наш театр был домом, который имеет свою историю, свои пристрастия, своих близких...»[2], –так сказал главный режиссер Малого драматического театра корреспонденту «Известий» в интервью 1986 года. Первое обращение Л. Додина к эпопее Ф. А. Абрамова «Пряслины» состоялось в 1976 году на возглавляемом им и А. И. Кацманом актёрском курсе Ленинградского Государственного института театра, музыки и кинематографии. В 1978 году была выпущена премьера дипломного спектакля курса «Братья и сестры» в Учебном театре. А постановка абрамовского «Дома» 1980 года определила творческую судьбу Л. Додина и МДТ. В 1983 году Л. Додин начал работу над новой редакцией спектакля «Братья и сестры», премьера которого состоялась 9 и 10 марта 1985 года.

Цель исследования тесно связана с его актуальностью. В нашей работе предпринята попытка комплексного анализа тетралогии Ф. А. Абрамова и спектаклей Л.А. Додина «Братья и сестры» и «Дом» с точки зрения историко-культурного аспекта. В этом заключается и новизна исследования.

Для достижения цели необходимо выполнить следующие задачи:

  1. Изучить литературу, посвященную жизненному и творческому пути Федора Абрамова, творческим методам режиссера Льва Додина.
  2. Проанализировать исторический контекст создания литературного произведения и спектаклей, созданных на его основе;
  3. Изучить и сравнить жизненные и творческие позиции Ф.А. Абрамова и Л.А. Додина, а также создаваемую ими картину состояния общества и авторские трактовки его проблем.
  4. Рассмотреть культурный аспект сценического воплощения романа «Братья и сестры».

Источниками исследования  являются четыре книги эпопеи – «Братья и сестры», «Две зимы и три лета», «Пути-перепутья», «Дом», спектакли «Братья и сестры» и «Дом», опубликованные статьи Ф. Абрамова и Л. Додина, рецензии литературных и театральных критиков, интервью с писателем, режиссером и актерами. В целях комплексного рассмотрения выбранной темы, нам представляется необходимым выяснение позиций Ф. Абрамова относительно публикаций романов и театральных постановок на их основе, поэтому мы обратились к дополнительным материалам из писательского архива, также опубликованным, – дневниковым записям и личной переписке. В этом случае интерес представляет пятый[3] и шестой тома[4] из собрания сочинений Ф. Абрамова, а также юбилейное издание «Так что же нам делать?»[5], составителем которого является жена писателя Л. В. Крутикова-Абрамова.

Особое место среди обширной литературы, посвященной изучению и анализу жизни и творчества Ф.А. Абрамова, занимают монографии советского литературоведа и критика Ш.З. Галимова «Федор Абрамов: Творчество, личность»[6] и «Федор Абрамов и север»[7], а также документальная повесть Л. В. Крутиковой-Абрамовой «Дом в Верколе»[8].

К сожалению, литературы о жизненном и творческом пути Л. Додина на сегодняшний день существует немного. Самые значительные исследования были приурочены к семидесятилетнему юбилею режиссера в 2014 году. Это книга профессора кафедры драмы и театрального искусства Лондонского университета М. Шевцовой «Лев Додин и Малый драматический театр»[9], работа театрального критика и историка театра О. Егошиной «Театральная утопия Льва Додина»[10] и труд В. Галендеева, профессора СПбГАТИ и ближайшего помощника Л. Додина в МДТ, «Лев Додин. Метод. Школа. Творческая философия»[11].

В работе применен комплексный метод исследования, с опорой на историко-культурный и историко-социальный подход к предмету исследования, с использованием приемов литературоведческого, театроведческого и сравнительного анализа произведений прозы и сцены.

Структура работы включает введение, две главы, заключение и список источников и литературы.

Во введении обоснованы цели и задачи курсовой работы, сформулированы актуальность и новизна исследования, указаны основные источники и литература. В первой главе мы рассмотрели исторический аспект романа «Братья и сестры», обратились к жизненному и творческому пути писателя Федора Абрамова и выявили, какие исторические события и проблемы эпохи нашли свое отражение в эпопее. Вторая глава посвящена культурному аспекту, театральной судьбе романа: рассмотрена жизненная и творческая биография режиссера Льва Додина и история его спектаклей «Братья и сестры» и «Дом». В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы.

1. Исторический аспект романа «Братья и сестры»

1.1 Очерк жизненного и творческого пути Ф. А. Абрамова

Фёдор Александрович Абрамов родился 29 февраля 1920 года в селе Веркола Пинежского уезда Архангельской губернии (сейчас – Пинежский район Архангельской области) в крестьянской семье. Глава семьи, А. С. Абрамов, умер в 1921 году, оставив многодетной семье, как вспоминал впоследствии сам писатель, «пол избы и коровёнку». Самому старшему, «брату-отцу» Михаилу (прототип Михаила Пряслина), исполнилось тогда шестнадцать, самому младшему, Фёдору, – год. Безотцовщина и нелегкий быт, с одной стороны, созидательная радость крестьянского труда, с другой, глубоко запали в сознание будущего писателя и послужили бесценным материалом для художественного воплощения мира Пряслиных и создания отдельных характеров в главном труде писателя[12].

После окончания Карпогорской средней школы «первым учеником», Ф. А. Абрамов в 1938 году поступает на филологический факультет Ленинградского университета. С первых дней войны добровольцем ушёл на фронт, чудесным образом выжил после двух ранений. В апреле 1942 года по Ладожской «дороге жизни» в числе многих других раненых бойцов и блокадников Ф. А. Абрамов был вывезен из Ленинграда. Военные события и фронт стали для Ф. А. Абрамова «самой суровой школой духовной закалки, резкого повышения требовательности к себе, обострения чувства личной ответственности за все происходящее на родной земле…военная страда дала будущему писателю очень много для углубленного познания души народа, нравственного величия и красоты советского человека»[13].

После тяжелого ранения в 1942 году Ф. А. Абрамов получил отпуск, который провел на родном Пинежье. Личный опыт военных лет послужил ценным материалом для писателя в описании быта и жизни тыла в годы Великой Отечественной войны.

После демобилизации Ф. А. Абрамов возвращается в Ленинградский университет и с сентября 1945 года продолжает прерванную учебу. Выбор темы диссертации в 1951 г. – «Роман М. А. Шолохова “Поднятая целина”» – оказался не случайным. Молодого исследователя интересовала в советской литературе в первую очередь жизнь деревни в переломные моменты истории. Прежде чем осваивать её художественно, он постигал её как ученый.

В это же время Ф. А. Абрамов продолжит печататься в университетском сборнике «Ученые записки». Затронутые в статьях проблемы руководства сельским хозяйством, партийного воздействия на массы, духовной красоты русского крестьянства будут прослеживаться и в будущих художественных произведениях писателя. Таким образом, реалистичная достоверность в описании быта, жизненная правда стали основным принципом творчества Ф. А. Абрамова, который был унаследован им от крупнейшего летописца сельской жизни М. А. Шолохова. Исследуя многообразную деятельность М. А. Шолохова, Ф. А. Абрамов приобретает известность в 1950-е годы, в первую очередь, как литературный критик.

В 1954 году в «Новом мире» выходит прогремевшая на всю страну статья «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе», в которой Ф. А. Абрамов резко критиковал многие изданные в те годы романы и повести о жизни деревни военных и послевоенных лет за их резкое расхождение с действительностью: вместо голода, непомерных налогов, болезней  –  небывалые урожаи и веселье колхозов: «Сходство, доходящее до однообразия, заключается в другом: может показаться, будто авторы соревнуются между собой  –  кто легче и бездоказательнее изобразит переход колхоза от неполного благополучия к полному процветанию...»[14].

В дневниках Ф. А. Абрамова остались записи о борьбе за статью: «Смысл основных замечаний по моей статье сводится к тому, что она слишком правдива и беспощадна. Поэтому они просят сгладить углы…»[15]. Тем не менее, статья была серьезно отцензурирована: «Обкорнали, сгладили все углы. Жалко! И это после того, как я уже подписал гранки»[16].  Официальный литературный мир разразился критикой в адрес автора, имя Абрамова стало принято упоминать только в негативном контексте. Эта статья и другие, подобными ей, дорого обошлась А. Т. Твардовскому - главному редактору «Нового мира»: вскоре после ее появления в журнале он был снят с должности.

Вслед за критикой в печати началось обсуждение статьи на партийных собраниях в Университете, в Союзе писателей, на Пленуме обкома партии: угрожали увольнением с работы, партийными взысканиями и прочими неприятностями, –  делали все, чтобы Ф. А. Абрамов отказался от своей позиции. Ф. А. Абрамов вынужден был уступить  –  ради романа, который он писал в это время в тайне: «Да, напрасно я выступал, напрасно сознавался в том, в чем не виноват… Какое позорище! Проклятый роман! Это для тебя я пожертвовал честью!»[17]

Таким образом, Ф. Абрамов как литератор всегда стремился к суровой бескомпромиссной правде. Только такой правдой, по убеждению писателя, было живо искусство, только такая правда была достойна народа.

Переход от «критика в писатели» завершился романом «Братья и сестры», впервые напечатанным в 1958 году в журнале «Нева»[18]. В своем письме к Б. Г Заксу Ф. Абрамов, отвечая на критику по поводу недостатков в развитии сюжетной линии и раскрытии образов, отметил, что в романе «…акцент сделан на совести, на моральной ответственности человека за судьбу страны, то есть на том, о чем так мало говорилось в литературе»[19]. В этом же письме Ф. А. Абрамов делится будущими планами по продолжению романа и теми трудностями, с которыми ему приходится сталкиваться, совмещая работу в Ленинградском университете и писательский труд. Еще в 1956 году Ф. А. Абрамов стал заведующим кафедрой советской литературы в ЛГУ, но уже в 1960 году он оставил преподавательскую деятельность и целиком посвятил свою жизнь художественному творчеству.

В это время Ф. А. Абрамов обратился к другому литературному жанру – рассказам. Главным их предметом по-прежнему будет оставаться исторически сложившийся русский национальный характер, однако рост мастерства будет заметен в более полном виденье человека и в стремлении в малых формах дать емкие жизненные картины. Постепенно выходят ранние рассказы: «В Питер за сарафаном» (1961), «Последняя охота» (1962), «Собачья гордость» (1961) и др. Наряду с рассказами Ф. Абрамов пишет ряд повестей: «Безотцовщина» (1961), «Жила-была семужка. (Северная сказка)» (1962), «Пелагея» (1969), «Деревянные кони» (1970), «Алька» (1972). Таким образом, в произведениях конца шестидесятых – начала семидесятых наблюдается тенденция к ослаблению сюжетности и усилению портретности. По форме они развертываются как истории характеров, причем каждый раз это взгляд в прошлое, оценка прожитых лет с позиции современного опыта.

Повесть «Вокруг да около» (1963) с целью избежать цензуры была размещена в разделе "Публицистика и очерки" журнала «Новый мир». Несмотря на это, последовали разгромные статьи (Колесов В.[20], Беляев Н.[21], Степанов В.[22] и др.). Повесть была названа "идейно порочной", редактор «Невы» С. А. Воронин отстранен от должности, а самого Ф. Абрамова еще долго отказывались печатать. Но открытое письмо жителей Верколы «К чему зовешь нас, земляк?», напечатанное в районной газете «Пинежская правда», а затем перепечатанное в "Правде Севера» и «Известиях», оказалось действительно серьезным ударом: Ф.А.  Абрамов всегда дорожил мнением земляков. Историк литературы И. Золотусский вспоминает разговор с женщиной, подписавшей письмо: «Письмо привезли в Верколу из района. Собрали людей, сказали: подпишите. «Но мы не читали очерка», –  пытался кто-то возразить. «Подписывайте», –  был ответ»[23]. В то же время, «Вокруг да около» получает высокую оценку зарубежной критики и переводится на многие языки мира.

Работая над романом «Братья и сёстры», Фёдор Абрамов не думал о его продолжении. Он хотел написать лишь картину жизни деревни в годы войны. Но в своих последующих раздумьях он пришёл к выводу, что нужно продолжать повествование о Пряслиных[24]. Его захватили мысли о большом эпосе, о народной исторической  судьбе. Большую поддержку в публикации романа оказал А. Т. Твардовский, возглавлявший редакционную коллегию журнала «Новый мир». Прочитав рукопись, А. Т. Твардовский отправил в 1967 году письмо Ф. А. Абрамову, в котором, помимо необходимой критики и замечаний («вещь пестрит языковыми сорняками»), дал высокую оценку произведению и отметил его самобытность: «Словом, Вы написали книгу, какой еще не было в нашей литературе, обращавшейся к материалу колхозной деревни военных и послевоенных лет»[25]. А. Т. Твардовский был заинтересован в романе, но понимал, что судьба книги будет нелегкой: «И еще скажу: мужайтесь – вещь не получит «зеленой улицы», впереди еще будет много всякого. А в общем, Вы – молодец»[26]. Предсказание А. Т. Твардовского сбылось – на автора вновь обрушились с резкой критикой. Тем не менее, многие видные критики (В. Дементьев, Ф. Левин и др.) выступили с поддержкой романа.

Таким образом, реалистичная достоверность в описании быта, жизненная правда стали основным принципом творчества Ф. А. Абрамова. Задачу литературы, посвященной изображению деревни, писатель видел прежде всего в том, чтобы показать реальные трудности и пути их преодоления.

Следующая »
Похожие публикации
Тридцатилетняя война
Курсовая работа по теме "Тридцатилетняя война" по предмету "Всемирная история".