1 2 3 4 5 6

С начала 21 века люди привыкли к стабильности, к возможности строить долгосрочные планы, но оказалось, что многое мы контролировать всё-таки не можем. Человечество давно не сталкивалось со столь масштабной по смертности пандемией, как пандемия коронавируса COVID-19. В связи с чем, реакции на случившееся очень разнятся и предугадать их сложно. Мы не знаем, как реагировать на происходящее и каждый из нас делает это по-своему.

Новая для людей реальность – необходимость самоизоляции в течение долгого времени, может повлечь за собой стресс, исходя из определения этого понятия. Стресс определяется, как состояние напряжения и эмоционального расстройства при особых обстоятельствах и в новых для человека условиях. Первым этот термин ввел Г. Селье в 1936 году при описании синдрома адаптации [мещеряков].

Исходя из этого определения, можно сделать вывод о том, что условия самоизоляции сейчас это стресс, поскольку адаптация к новым условиям, исходя из определения, это стрессовая ситуация. Более того, хоть самоизоляция это новые, сложные условия жизни, в которых нам приходится существовать, опыт переживания самоизоляции — это жесткие условия для человека. Изоляция человека от общества всегда считалась своего рода наказанием и называлась изгнанием, такие случаи описаны еще в Ветхом Завете.

Отшельничество, принудительное лечение с изоляцией, социальная изоляция сама по себе – эти и многие другие варианты изоляции от общества до сих пор являются темами для психологических и социологических исследований. Тему негативных психофизиологических и поведенческих последствий изоляции исследовали Шабанов П.Д., Лебедев А.А., Русановский В.В., Стрельцов В.Ф [шабанов], тему алкоголизма, как причины изоляции от общества исследовали К. Херутта, П. Мартикайнен, Ю. Вахтера, М.Кивимяки [херутта], группа ученых из Пекина обнаружила, на примере вируса H1N1, что карантин является одним из факторов развития острого стрессового расстройства [вэнг]. И это лишь малая часть исследований последствий изоляции человека от общества. Исходя из опыта исследований изоляции можно утверждать, что условия карантина являются стрессом для человека.

Данная работа исследует предпочитаемость копинг-стратегий в сложившихся условиях самоизоляции из-за угрозы коронавирусной инфекции. Исследования копинг-стратегий ведутся с 1962 года по сей день, ведь количество способов ухода из состояния стресса увеличилось, к тому же, мир подбрасывает нас всё боле разнообразных причин испытывать и переживать стресс.

Актуальность данной работы обусловлена небольшим количеством проведенных исследований на эту тему. Конечно, сейчас проводится множество исследований реакции людей на самоизоляцию, одно из них – большое международное исследование, которое проводит коллектив психологов из 24 стран [корона пси], однако, найти завершенные исследования на эту злободневную тему сложно.

В связи с чем было решено исследовать и сравнить копинг-стратегии в различных группах людей: возрастные группы (16-26, 27-37, 38-48, 49-69), тип изоляции (живут на самоизоляции с кем-то, как и до начала изоляции; как жили, так и живут одни; жили одни, а изолировались с кем-то; жили с кем-то, но изолировались в одиночку), род занятости (работают, учатся, учатся и работают, не учатся и не работают), изменение материального состояния (изменилось в худшую сторону, изменилось в лучшую сторону, не изменилось). Таким образом, проблематикой данного исследования является обнаружение предпочитаемых копинг-стратегий для совладания со стрессом, связанного с вынужденной самоизоляцией.

Объект исследования – психологические особенности личности в условиях самоизоляции.

Предметом исследования являются копинг-стратегии разных групп выборки со стрессом в условиях самоизоляции из-за угрозы коронавирусной инфекции.

Цель. Выявить наиболее значимые копинг-стратегии личности в условиях самоизоляции из-за коронаврисуной инфекции.

Задачи:

  1. Проанализировать литературу, посвященную копинг-стратегиям, механизмам их образования и психологическим особенностям самоизоляции.
  2. Выявить копинг-стратегии у групп респондентов посредством методики COPE Ч.Карвера, М.Шейера и Ж.Вентрауба.
  3. Сравнить выявленные копинг-стратегии у разных групп респондентов.
  4. Выявить общие тенденции в предпочитаемости копинг-стратегий у респондентов. Сделать вывод о наличии или отсутствии различий в копинг-стратегиях разных групп респондентов.

Гипотеза №1. Предпочитаемые копинг-стратегии у разных групп респондентов будут различаться.

Гипотеза №2. Копинг-стратегии «Использование эмоциональной социальной поддержки» и «Концентрация на эмоциях и их активное выражение» у женщин будут более востребованы, чем у мужчин.

Гипотеза №3. В группе не работающих и не учащихся респондентов люди будут более склонны к копинг-стратегии «сдерживание совладания».

1. Копинг-стратегии личности в условиях самоизоляции как предмет психологического исследования

1.1 Понятие «копинг-стратегия»

Впервые термин «копинг-стратегия» упоминается в работе «The widening world of childhood» Л. Мэрфи [мэрфи], который исследовал как дети проживают кризисы во время развития. Позже Р. Лазарус и С. Фолкман описывают копинг, как осознанную, постоянно меняющуюся стратегию борьбы с переживанием стресса, с ситуацией, которая превосходит его возможности [лазарус]. Дословный перевод слова «копинг» с английского – преодоление, а значит, копинг это осознанные действия, по словам Р. Лазаруса, направленные на борьбу, как с последствиями, так и с источником этого стресса.

Исследования копинг-стратегий начались давно, изначально копинг-стратегии исследовали в контексте их роли в психологическом благополучии личности, затем исследования копинг-стратегий были посвящены скорее событиям, провоцирующих стресс и реакциям на их, позже исследователи изучали роль стратегий в успешности выполнения индивидом деятельности и процессах саморегуляции, сейчас же, копинги изучаются в контексте личностного потенциала [рассказова].

С момента введения понятия «копинг-стратегия» было выделено около четырехсот копинг-стратегий, все исследователи классифицируют стратегии по своему, поскольку общепринятой классификации все еще нет. Например, Лазарус разделял копинг-стратегии на те, которые были направлены на эмоции и на те, которые были направлены на разрешение ситуации [рассказова гордеева осин].

Вейтен и Ллойд [вейтен] разделяют стратегии совладания со стрессом на три больших группы: эмоционально-ориентированная, которая включают в себя выражение эмоций, релаксацию и прочие способы совладния; поведенческая адаптация, где копинги представляют из себя процессы решения проблемы через источник стресса, планирование действий для ее решения; и когнитивная адаптация, в которой стратегии направлены на использование мышления и изменение отношения к ситуации, например, с помощью юмора. Для каждой ситуации люди используют разные группы стратегий, ведь мы не всегда боремся только с последствиями стресса или только с его источником.

Понятие «копинг-стретегия» часто путают с понятием «психологическая защита» или «защитный механизм», однако серия исследований доказывает, что между этими понятиями есть существенная разница. В своем исследовании Агеева Л. [агеева] эмпирически доказывает, что хоть защиты и копинги направлены практически на одно, копинги меняют поведение и требуют когнитивных и эмоциональных усилий, они часто выбираются осознанно, в отличие от защитных психологических механизмов, которые снижают тревогу и улучшают эмоциональное состояние, действуя, при этом, непродолжительное время.

Рассказова Е. и Гордеева Т. [рассказова и гордеева] утверждают, что в отличие от защитных механизмов, при которых мы лишь ослабляем негативные эмоции без попытки изменить реальность, которая вызывает стресс, копинг-стратегии направлены на осознание проблемы и на попытки изменения реальности, даже если изменить ее нельзя.  Конечно, существуют копинги направленные лишь на изменение наших эмоций по отношению к ситуации, за что, обычно, отвечают защитные механизмы [вейтен и ллойд], однако, защитные механизмы закрепляются и проявляются в одинаковом виде во всех стрессовых ситуациях, создавая шаблон реакции, в отличие от копингов, которые разные в разных ситуациях [буравлева].

Если защитные механизмы закрепляются из-за своей успешности и приводя к шаблонному поведению, становятся эффективной, проверенной временем защитой психики, то копинги имеют свой уровень эффективности, поскольку, в отличие то защитного механизма, который всегда одинаков в конкретной ситуации, копингов много и для каждой ситуации или для похожих ситуаций копинг-стратегии различны. Уровень эффективности копинг-стратегии для каждого человека оценивается по шести показателям – на каком этапе копинг-стратегия «активируется» - до, во время или после события, сила испытываемых эмоций, контекст стрессовой ситуации, цель, которую ставит перед собой человек (справиться с проблемой или с эмоциями), предпочитаемость конкретной копинг-стратегии относительно других и их последовательная «активация» и, последний показатель – культурный контекст, например стратегия обращения к религии обуславливается культурой [рассказова гордеева].

Копинг-стратегии бывают достаточно деструктивными.  Многочисленные исследования особенностей копинг-стратегий с использованием алкоголя (Овчаренко А.Г., Богданова М.А., Чхиквадзе Т.В., Беляева Е.Н.), наркотиков (Воеводин И.В. Тулупьева Т.В., Пащенко А.Е., Тулупьев А.Л., Голянич В.М.), небезопасных сексуальных контактов (там же) говорят о том, что данные копинг-стратегии могут успешно бороться со стрессом здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе вызывать проблемы со здоровьем и вызывать депрессию. Получается, даже самые эффективные копинги могут вызывать проблемы, но каждый из нас прибегал к деструктивным способам хоть раз в жизни, однако для кого-то такие способы становились привычными, поскольку оказывались эффективными в борьбе с переживаниями.

Р. Лазарус и С. Фолкман [] выдвигали гипотезу о том, что так называемые «проблемано-оринтированные копинги», при которых мы планируем решение проблемы и непосредственно решаем ее, задействуются в тех случаях, когда проблема решаема самим человеком, а «эмоционально-ориентированные», при которых мы даем себе свободу переживать и выражать эмоции, задействуются, когда проблему человек сам решить не может, как, например, в ситуации карантина.

Эту гипотезу позже подтвердили Боумен и Cтерн. Можно сделать вывод о том, что от возможности или невозможности контроля над ситуацией, меняется цель копинга – мы либо боремся со стресс фактором, решаем проблему, либо используем другие копинг-стратегии и боремся с нежелательными эмоциями, когда решить проблему нам не под силу.

Многие отечественные психологи изучали и продолжают изучать копинг-стратегии в разных жизненных ситуациях. Копинг-стратегии изучаются в различных сферах: в семье, учебе, социальных отношениях, при болезнях, взрослении и прочих изменениях в жизни индивида (Гущина Т.В., Корнев К.И., Киселева А.А., Малых Т.А., Козлов В.В.). Изучать различные копинг-стратегии можно в любой области жизни человека, что открывает широкие возможности для исследователей. Более того, копинг-стратегии могут быть связаны с гендером, возрастом, уровнем образования, семейным положением и наличием детей у человека.

Например, исследования связи гендера с предпочитаемыми копинг-стратегиями показывают, что у женщин возможных копингов гораздо больше, чем у мужчин [теймерс]. Исследования различий копинг-стратегий у работающих и безработных [гычев] показывают существенную разницу в склонности выбирать бездействие и отвлечение в качестве приоритетных копингов у безработных.

Следующая »
Похожие публикации
Исследование особенностей морально-нравственной ориентации у мужчин и женщин
Курсовая работа по теме "Исследование особенностей морально-нравственной ориентации у мужчин и женщин" по предмету "Психолого-педагогическое образование".