1 2 3 4 5

Искусство Франции всегда привлекало огромное внимание, как историков искусства, так и искушенных ценителей прекрасного, не имеющих специального образования. Живопись в этой стране претерпевала перемены, но всегда сохраняла свою уникальность. Так, вторая половина XIX века во Франции ознаменована зарождением принципиально нового стиля,  представители которого стремились разрабатывать методы и приемы, которые позволяли наиболее естественно и живо запечатлеть реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолётные впечатления. Клод Моне, Огюст Ренуар, Эдгар Дега, Альфред Сислей, Камиль Писсарро создавали полотна, на которых жизнь представляет собой череду приятных мгновений. Любое изображение повседневности становится особенно выразительным и неповторимым, каждая деталь наполняется смыслом.

Опираясь на наследие жанровых работ голландских мастеров XVII века, импрессионисты возрождают в своих полотнах сцены домашнего музицирования, интерпретируя их в духе современности. Художник испытывает неподдельный интерес к внутреннему миру человека, увлеченного исполнением музыкального произведения. Ведь в этот момент происходит искренний диалог – музыкант сосредоточен не только на верном воспроизведении  нот, но и на себе самом, своем мироощущении.

Прикасаясь к клавишам, создавая неповторимую мелодию движениями рук, пианист способен услышать то, что было вложено в произведение его автором, испытать эмпатию к создателю и, возможно, дать ответы на те вопросы, которые тревожат его в повседневной жизни. Сцена достаточно камерна, зрителю предоставляется возможность понаблюдать за изображаемым в момент некой рефлексии. Герой полотна в таких работах часто абсолютно естественен, он не позирует, а лишь увлеченно занимается исполнением музыкального произведения.

Тема общения человека с искусством, как изобразительным, так и музыкальным, является для меня чрезвычайно интересной, именно поэтому мне хотелось бы проанализировать и сравнить картины «Девушка у пианино (Увертюра к «Тангейзеру»)» (1869) Поля Сезанна  и «Дама за пианино» (1904) Феликса Валлоттона, имеющих схожий сюжет, но по-разному интерпретирующих взаимодействие героинь с музыкой.

Обе картины хранятся в Государственном Эрмитаже. «Девушка у пианино» Сезанна обязана своим появлением в России Морису Дени, одному из художников группы Наби, который посоветовал И. А. Морозову (1871-1921) купить эту картину. После присвоения частных коллекций государством, произведение оказалось в Государственном музее нового западного искусства, позже, в 1948 году попала в Государственный Эрмитаж.

Коллекцией произведений Валлоттона и некоторых художников группы Наби обладал Г.Э. Гаазен – коммерсант, представляющих швецарскую шоколадную фирму в Петербурге. Валлоттона и Гаазена связывали теплые отношения, художник гостил у него в Петербурге, где написал портрет коммерсанта с женой. «Дама за пианино» также происходит из коллекции Гаазена, в Государственный Эрмитаж картина поступила в 1921 году.

Обращусь к литературе, посвященной этим произведениям. В отечественной искусствоведческой литературе на сегодняшний день можно познакомиться с некоторыми статьями, рассказывающими о полотнах, однако исчерпывающих сведений о работах почерпнуть не удастся. К счастью, существует огромное количество исследований о творчестве Поля Сезанна, где «Увертюра к Тангейзеру» упомянута, как одна из выдающихся работ мастера.

Сезанну посвящено множество статей и монографий современником, в отличии от Феликса Валлотона и художников группы Наби. Информация о «Даме за Пианино» Валлотона появляется в каталоге Государственного Эрмитажа [1] и в монографии А.Костеневича «Боннар и художники группы Наби.»[2]

В статье «Выставка Сезанна в Берлине», [3]написанной еще при жизни художника, впервые для отечественной критики появляется имя Поля Сезанна. Автор статьи, Игорь Грабарь, высоко оценивает творчество художника, обращая внимание на его самобытность. Позже, в этом же журнале опубликована статья о выставке в Париже, где имена Сезанна и Валлоттона противопоставлены известным искусствоведом Яковом Тугенхольдом.[4] Он пишет о четкой позиции Валлоттона, отвергающего влияние Сезанна.

Семидесятые годы вновь ознаменовали собой высокий интерес к художественному гению Сезанна. В 1972 Н.В.Яворская опубликовала переведённые переписки художника и воспоминания его современников.[5]

Воспоминания содержат уникальные сведения не только о жизни художника, но и о творческой жизни Франции начала XX века. В одном из опубликованных писем встречается упоминание о картине «Девушка у пианино («Увертюра к Тангейзеру»), благодаря которому можно сделать вывод, что картина имела несколько предварительных вариантов, не сохранившихся до нынешнего времени.

Огромное значение для изучения творчества импрессионистов имеет «История импрессионизма» [6]Джона Ревалда. Творчество Сезанна здесь также рассмотрено в контексте импрессионистической манеры, но с явным уклоном в сторону индивидуальности. Ревальд провел огромную и кропотливую работу для сбора уникальных сведений и их систематизации, в результате, в его труде импрессионизм являет собой развернутое и ясное явление.

Сведения и уникальные подробности о жизни Сезанна содержатся в биографии Анри Перрюшо[7], который использует увлекательный язык повествования и будто погружает читателя в художественный мир Франции. Джек Линдсей в биографии [8] уделяет внимание творческой эволюции живописной манеры Сезанна на примере некоторых картин. Автор подробно описывать дружбу с писателем Э.Золя, отношения с импрессионистами. Английский искусствовед, подобно Перрюшо, разворачивает судьбу Сезанна на фоне культурной жизни Франции, увлекая читателя и погружая его в атмосферу эпохи. Однако зачастую авторы излишне эмоциональны в своих порывах.

Феликс Валлоттон, не так одарен вниманием отечественных искусствоведов. Наталья Валентиновна Бродская обращается к графическому наследию Валлоттона в своих трудах[9], что позволяет провести параллель с живописным творчеством художника.

Для изучения творчества Валлоттона и художников группы Наби важно познакомится с книгой Альберта Костеневича «Боннар и художники группы Наби».[10] Автор не только посвящает отдельную главу интересующему нас художнику, но и приводит сведения о создании картины «Дама за пианино».

Фундаментальный труд Михаила Юрьевича Германа[11], выпущенный в 2003 году позволяет всесторонне ознакомиться с художниками и особенностями их творчества в описываемый период. Автор называет Сезанна основоположником европейской живописи Новейшего времени.

Существует достаточно материала для знакомства с творчеством и судьбой Сезанна. Меньше работ посвящено Валлоттону, однако и они представляют собой полезнейший ресурс для получения и систематизации информации. Главной задачей курсовой работы представляется составление полного сопоставительного анализа полотен живописцев, который позволит ближе познакомиться с судьбами художников, углубиться в изучение особенностей их изобразительной манеры.

1. Формирование особенностей изобразительных концепций в творчестве Поля Сезанна и Феликса Валлоттона

Прежде чем сравнивать работы живописцев, необходимо проанализировать творческий путь художников, который сформировал особенности изобразительных концепций Сезанна и Валлоттона, к моменту создания полотен. Размышление об эволюции взглядов и творческих поисков в их судьбе, возможно, даст ответ на вопрос о том, почему кардинально отличающихся в стилистических и мировоззренческих решениях живописцев привлек для изображения один и тот же сюжет.

Сезанн обладал противоречивым характером. Необузданная вспыльчивость, индивидуализм взглядов, но при всем этом, стремление к рефлексии, замкнутость. И сегодня странными кажутся его ранние композиции «Похищение» (ок. 1867, Музей Фитцильяма, Кембридж), «Убийство» (ок. 1867-1868, Художественная галерея Уокера, Ливерпуль) и «Задушенная женщина» ( ок. 1870-1872, музей Ореэ, Париж), выражающие одержимость художника образами, населяющими его воображение. Стихийно наложенные, тяжелые мазки создают ощущение визуализации сильнейшего эмоционального напряжения души художника.

Сезанн сформировался как художник в то время, когда искусство переживало период расцвета. Эпоха импрессионизма внесла в живопись невиданную свежесть, однако Альберт Костеневич справедливо называется Сезанна только «другом и ровесником» импрессионистов, но причисляет художника к их числу. Его живопись далека от стремления уловить момент или впечатление, с раннего периода живописец стремится к монументальности и достоверности изображаемого.

Период творчества художника, пришедшийся на вторую половину 1860-х годов, называют романтическим или «темным»: эти ранние вещи написаны плотными, энергичными мазками, построены на контрастах света и тени, наделены напряженной экспрессией. Одна из наиболее значительных работ Сезанна этого периода — картина «Девушка у пианино. Увертюра к "Тангейзеру"» (ок. 1869). В ней, впервые в творчестве художника, проявляется тема музыки и музицирования.

Поворотной работой  со схожим сюжетом для современников стал «Портрет жены художника за фортепиано», также известный как «Мадам Мане за фортепиано» (1832-1883) Эдуарда Мане. Художник расположил фигуру пианистки в профиль, открывая для зрителя всю её фигуру и руки, заметим, что на концертах рояль всегда располагается боком к залу, предоставляя возможность наблюдать за каждым движением артиста. Во время работы над «Портретом жены» Сезанн посещал мастерскую Мане и, скорее всего, наблюдал процесс его создания. Возможно, именно это произведение побудило Сезанна к схожему изображению девушки на полотне.

В 1874 году Сезанн вступит в группу «Общество художников, чертежников, скульпторов и гравёров», где творили талантливые художники Франции, недооцененные официальным Салоном. Сезанн принял участие лишь в двух выставках этого общества, он оставался непонятым не только обывателями, но самыми радикально прогрессивными любителями искусства. Несмотря на явную самобытность творчества художника, оно явно повлияло на дальнейшее развитие искусства Франции. Сезанну во многом обязаны своим появлением кубизм, фовизм, экпрессионизм.  «Сезанн – наш общий учитель», - говорил о нем Матисс.[12]

Феликс Валлоттон честно признавался, что «почтительно обходит» [13] Сезанна. Художник рано нашел свой стиль – точность рисунка, суховатая и четкая, внимательная к деталям, живопись. Валлоттон сыграл большую роль в возрождении техники гравюры: вначале сухой иглы и офорта, а позднее – ксилографии. С 1891 г. выставлялся в Салоне Независимых, а с 1893 примкнул к группе Наби, став одним из активных её членов.

Правда, отношение Валлоттона к группе можно считать формальным, настолько у художника был отличный от других стиль соединения реалистических и символистских тенденций, приближённый к абстракции. Картина «Купание. Летний вечер», выставленная в 1893 году — яркий пример живописи этого периода. Она привлекла внимание общественности, большая часть которой была поражена эротизмом работы, а вовсе не художественным новаторством.

Сегодня живопись Валлотона кажется вторичной по отношению к его графическому творчеству. Именно в графике зарождались и оформлялись первоначальные пластические идеи, которые затем воплощались в цвете. Если весь период конца XIX века Валлоттон увлекался ксилографией и авангардом, то в начале ХХ столетия он сосредотачивается совсем на ином направлении.

Это классическая масляная живопись, при чем с акцентом на реалистичных образах, обнаженной натуре, пейзажах, натюрмортах и интерьерах. Валлоттон – прекрасный знаток композиции и рисунка, что безусловно заметно в работах творца. Он уделяет большое внимание тщательному подходу к изображению деталей. Однако часто при взгляде на полотна художника, создается впечатление некой отстраненности, Валлоттон будто выступает наблюдателем, оставляя предметы или героев работ нетронутыми, он дает право на существование сюжету внутри картины без своего влияния.

Выбор сюжета музицирования для художника, очевидно, не был случайным. Заинтересованность Валлоттоном темой музыки в изобразительном искусстве прослеживается и в графических работах мастера. В серии композиций «Музыка» (1896-1897) уже заметен поиск художником оптимального способа выражения незримого вибрирующего звука. В музыкальной и живописной композиции часто действуют сходные закономерности, для обоих жанров характерны симметрия, согласованность элементов. Само нотное письмо имеет много общего с изобразительным искусством, а именно с графикой. Красиво написанный нотный текст производит яркое эстетическое впечатление. Для Валлоттона, как для художника работающего в графичной технике даже в живописных произведениях, этот аспект не мог оставаться незамеченным.

Сложно сравнивать пути  темпераментного и вечно горящего Сезанна и в некоторой степени скрупулезного и до фотографичности точного Валлоттона, совершенно противоположных по характеру.  Однако невозможно отрицать их сходство в явно выраженном стремлении к индивидуальности. Творчество Сезанна и Валлоттона сыграло несопоставимо разные роли в мировом искусстве.

Следующая »
Информация о файле
Мкртычева Маргарита Аркадьевна
Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина при Российской академии художеств
Похожие публикации
Похожих публикаций не обнаружено.