1 2 3 4 5 6 7 8

Тема женской преступности разработана в юридической литературе не настолько подробно, как хотелось бы, с учетом того факта, что именно этот вид преступности получает все большее распространение, с каждым годом набирая обороты. Рост и укрепление позиций феминистического направления, с которым мы сталкиваемся повсеместно в культурной, социальной, политической и других сферах жизни, ставшего таким актуальным в наше время, не могли не наложить отпечатка и на мой характер и представления. Причем здесь я имею в виду феминизм в хорошем смысле этого слова, как некое движение за равноправие, ибо в последние десятилетия этому термину придаются самые разнообразные оттенки.

Мне думается, что ни один в мире мужчина не способен понять, оценить, а тем более осудить женщину и совершаемые ею поступки. Поэтому кто иной, как не представительница того же пола должна взять на себя исследование и анализ такого сложного феномена как женская преступность. Исходя из этих представлений, я начала свой путь по исследованию женской преступности и надеюсь успешно довести его до конца.

Каким бы парадоксом не казалось само существование термина «женская преступность», каким бы  аморальным, противоречащим нравственным нормам, согласно которым общество воспринимает женщину как нечто прекрасное, воспеваемое поэтами, называемое «слабым  полом», оно не было, это явление – пусть сложное, пусть парадоксальное – всегда существовало и имеет место быть в настоящем.

Что же все-таки это за явление – женская преступность? В чем ее причины, почему она прогрессирует и как предупредить распространение в обществе столь негативного явления?

Одно можно сказать совершенно точно – женская преступность обладает целым рядом особенностей, позволяющих выделить ее в самостоятельно изучаемый институт. А это в свою очередь обусловлено   теми отличительными физиологическими и психологическими параметрами, которыми обладает женщина. Естественно, что эти черты воздействуют на поведение женщины в той или иной ситуации.

Нельзя игнорировать и тот факт, что наряду с субъективными факторами, психологическим установками личности, немаловажную роль играют и внешние обстоятельства, и только влияние объективных и субъективных факторов вкупе порождает в нашем обществе такое негативное явление как преступность.

Сегодняшнее положение женщин в бытовой сфере оставляет желать лучшего. Среднестатистическая женщина оказывается обременена огромным, непосильным количеством обязательств в семье и на работе. Такое чрезмерное бремя огрубляет, очерствляет женщину, она становится грубой, резкой, агрессивной. Происходит социальная переделка женской природы, и пусть это еще не преступление, но очень благоприятная почва на пути к асоциальному поведению, что в свою очередь неумолимо приводит к неблагоприятным последствиям для общества.

Естественно, говоря о причинах, порождающих женскую преступность, не могу вновь не обратиться к пресловутому психологическому фактору. Все большее внимание в юридической психологии уделяется изучению такой тенденции, как рост напряженности, уровня тревожности среди населения. А это неминуемо влечет за собой возрастание агрессии, стремление защититься от неведомой внешней угрозы.

Стоит ли говорить о том, что женщина как существо наиболее эмоциональное и уязвимое, больше мужчин подвержена влиянию тревожности и  чувствительна к неблагополучию и конфликтам. Порой эта чувствительность и уязвимость и толкает женщину на преступный путь. В стремлении защитить себя, а в особенности своих детей от физической угрозы, женщина способна совершить насильственное преступление.

Мне очень хотелось бы в своем исследовании более подробно остановиться на роли психологических и биологических факторов, влияющих  на поведение женщины, в том числе и противоправное. Думаю, что именно внимательное отношение к этим факторам, их детальное изучение и анализ может помочь решить задачи, стоящие как перед обществом в целом, так и непосредственно передо мной. Речь идет о предупреждении женской преступности, рассмотренной мною в третьей главе работы.

Женская преступность  отличается от преступности мужчин целым рядом характеристик,  начиная от масштабов, характера преступлений и их последствиях, ролью, которой выполняют при этом женщины, и заканчивая выбором жертвы преступного посягательства, орудий, способов совершения преступных действий.

Психологическое исследование осужденных женщин показало, что в массе они не имеют качеств, которые существенно могли бы ослож­нить профилактическую работу с ними, процесс их исправления. Одна­ко процесс реабилитации у освобожденных из мест лишения свободы женщин может быть более трудным, чем у мужчин, так как у них более резко обрываются социально полезные связи.

В целом основной массе преступниц по сравнению с преступниками меньше присущи асоциаль­ные установки, у них отсутствуют устойчивые преступные убеждения, социально-психологическая адаптация хотя и нарушена, но все же се­рьезных дефектов нет. Этого, конечно, нельзя сказать о преступницах-рецидивистках, утративших социально полезные контакты и представ­ляющих собой дезадаптированные личности.

Женщина, больше, чем мужчина, подвержена общественному мнению. Для нее важны складывающиеся о ней представления. В стремлении нравиться мужчинам и быть лучше своих соперниц – других женщин, они часто идут на крайние меры, и как это парадоксально не звучит – руководствуясь желанием быть лучше, стремясь к совершенству – прибегают к противоправным действиям.

Женская преступность в силу особенностей, присущих ее распространенности, структуре и динамике, природе и причинам,  представляет собой самостоятельный  объект  изучения  и  предупредительных усилий. Ее специфика связана с причинами как преступности в целом, так и индивидуального преступного поведения женщин,  с теми отличительными личностными чертами, которыми они обладают,  их местом   в  системе  общественных  отношений,    социальными   ролями    и функциями. Самостоятельность женской преступности  определяется  и  теми относительно автономными  социальными  факторами,    которые обуславливают ее динамику и структуру в настоящее время,  изменения в характере их правонарушений в современных  условиях.

1. Женская преступность: криминологическая характеристика, условия, причины

1.1. Женская преступность как социальное явление и институт криминологии

При изучении преступности принято разграничивать ее на мужскую и женскую, причем женская преступность выступает в качестве подсистемы общей преступности и органически с ней взаимосвязана. Вместе с тем, преступность, будь она «женская» или «мужская», есть прежде всего некое социально-правовое  явление отрицательного характера, которому присущи определенные общие признаки.

Женская преступность же – это всего лишь подсистема, часть общей системы под названием «преступность». Поэтому уместным было  для начала уяснить, определить для себя, что есть преступность вообще, а уже затем обратиться к исследованию конкретного ее вида – женской преступности.

Криминологическая наука дает огромное количество определений преступности. Это связано с многообразием школ, направлений, философских течений. Одни авторы рассматривают преступность как совокупность преступлений, а соотношение преступности и конкретных преступлений как соотношение целого и части. Другие авторы считают, что преступность нельзя рассматривать как простую сумму совершенных преступлений, что это сложное социально-правовое явление, имеющее свои закономерности, противоречивое, исторически изменчивое, многообразное.

Даже такая характеристика преступности как негативность, ее отрицательный характер, освещаются в юридической литературе по-разному.

В трудах Чезаре Ломброзо говорится о естественном характере преступности, а Дюркгейм считает ее присущей всякому здоровому обществу. Каждая из таких точек зрения, представленных вышеперечисленными и другими именитыми авторами, имеет место быть, и в задачи нашего исследования не входит обоснование либо опровержение той или иной дефиниции, а имеет своей целью лишь краткое ознакомление с понятием преступности, перед тем, как приступить непосредственно к освещению женской преступности, которая не может существовать и быть понята без своей связи с целым.

Согласно наиболее распространенной формулировке преступность   - это отрицательное правовое явление, существующие в человеческом обществе, имеющее свои закономерности, количественные и качественные характеристики, влекущее негативные для общества и людей последствия, и требующее специфических государственных и общественных мер контроля за ней[1]. Думаю, что с данной формулировкой можно согласиться, исходя из того, что эта дефиниция имеет обобщающий характер. Когда же мы говорим о тех или иных видах преступности, соответственно мы выделяем специфические признаки, характерные лишь для данного вида преступности особенности.

И, хотя, деление преступности на женскую и мужскую является во многом образным, условным, все же нельзя не отметить ряд особенностей, характеризующих непосредственно женскую преступность.

Принадлежность виновных лиц к мужскому или женскому полу обусловлена большим количеством биологических и социальных признаков.

Исследуя женскую преступность, нельзя не остановиться на таком криминологическом ее свойстве, как латентность, которое тоже можно рассматривать как особенность данного института. Представления о преступности как явлении были бы неполны, если не иметь в виду ее латентности, т.е. скрытости, невыявленности, иными словами, преступность, информация о которой  не поступает в государственные органы и не попадает в статистику. И хотя экспертные оценки латентной преступности очень субъективны и отличаются у разных авторов достаточно сильно, одно можно сказать совершенно точно - латентность преступности – это существующая на сегодняшний день большая и серьезная социальная проблема.

Вернемся к латентности женской преступности. Дело в том, что в криминологии существует некое правило, согласно которому высокой латентностью обладают преступления, не представляющие большой общественной опасности. А именно женщины и являются обычно субъектами данных преступлений. Это связано и с особенностями физиологического, анатомического характера, по которым женщина априори слабее мужчины, соответственно вред, наносимый ее противоправными действиями, сравнительно меньше.

Однако в какой-то степени суждение это является спорным, ибо возросшая активность женщин 21 века в сфере преступной деятельности, как это не печально, все чаще опровергает вышеизложенное положение, во всяком случае, ставит его  под сомнение. Если раньше существовало определенное поле противоправной деятельности, вход в которое, если так можно выразиться, был закрыт для женщин, сейчас ситуация меняется на глазах. Увеличивается число женщин, вовлеченных в сферу незаконного оборота наркотиков, так называемых наркокурьеров, занимающихся перевозкой и сбытом запрещенных веществ.

Растет число уголовных дел об убийствах, субъектом которых тоже чаще становятся женщины. Среди преступниц около 1 % составляют лица, осужденные за убийства (ст. 105 УК РФ ) и покушения на убийства. Причем, в обществе бытует мнение, что если женщина совершает убийство, то это непременно убийство  на почве ревности.

На самом деле дело обстоит не совсем так, в процентном соотношении убийства из-за ревности составляют примерно около 15% от всех убийств. В большинстве случаев  мотив – не ревность, а ненависть. Как известно, от любви до ненависти один шаг, и очень часто потерпевшим становится муж или сожитель женщины, причем немалую роль играет провоцирующее поведение человека, в будущем становящегося жертвой.

Хотелось немного остановиться на проблеме виктимного поведения, которая представляет, по моему мнению, большой интерес и могла бы стать предметом самостоятельного исследования.

Хотя социальные науки давно признали значение и роль личностного фактора в ходе общественного развития, такой важный субъективный фактор, как виктимное поведение потерпевшего, еще недостаточно изучен. Конечно, это исследование требует немалых усилий, как ученых-криминологов, так и специалистов в области юридической психологии, но как раз-таки проведение углубленной работы в этой области могло бы значительно повысить эффективность борьбы с этим негативным явлением.

Еще в 1917 году в немецком научном журнале появилась статья Георга Клейнфеллера об исследованиях роли потерепевшего в механизме преступления. Он отмечал, что немалое количество преступлений обусловлено подстрекательством потерпевшего. Позднее похожие рассуждения встречаются в работах Ганса фон Гентига, психиатра Б.Мендельсона и т.д.

Очень точное определение понятия виктимности можно встретить у советского исследователя Л.В.Франка. Он определяет виктимность как «повышенную способность человека в силу его  социальной роли и ряда физических и духовных качеств при определенных обстоятельствах становиться потерпевшим»[2].

При этом поведение потерпевшего может быть как провоцирующим, когда лицо своими действиями создает криминогенную ситуацию, так и просто активным, когда лицо не создает криминогенной ситуации, но своими поступками существенно способствует ее возникновению .

В убийствах это, как правило, аморальное или неправомерное поведение, которое возбуждает агрессию, гнев и иные отрицательные эмоции виновного.

Типичным  для женщин преступлением является детоубийство. В уголовном кодексе есть отдельная статья, предусматривающая ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка.(ст. 106 УК РФ). И данный вид детоубийства очень распространен и в сельской местности, где нет достаточного медицинского оснащения для ранней диагностики и прерывания нежелательной беременности.

Сказывается и малодоступность средств контрацепции, неграмотность девушек – подростков, отсутствие у них элементарного полового воспитания. Как правило, такого рода деяния совершаются молодыми женщинами, еще плохо адаптированными, не имеющими семьи, жилья, достаточного материального обеспечения[3]. Характерной чертой данного рода преступлений является отсутствие специальных орудий и средств. Это связано со спецификой объекта посягательства, настолько хрупкого и незащищенного, что специальные средства умерщвления оказываются не нужны.

Наиболее распространенными преступлениями женщин, как показывает изучение статистики, являются кражи, особой популярностью пользуются кражи личного имущества. Хищения с помощью краж(ст. 158 УК РФ), грабежей(ст.161 УК РФ ), а также хищения в крупных размерах, как правило не характерны для женщин, хотя в последние годы участились случаи совершения и таковых, обычно в соучастии. То же самое можно сказать и о карманных кражах.

Три четверти хищений имеют место в городах, что и понятно, поскольку на селе значительно меньше коммерческих предприятий, торговых точек, предприятий об­щественного питания, строек.

Женщины намного чаще, например, чем мужчины, наказываются за обман потребителей. Это объясняется большей, по сравнению с мужчинами занятостью женщин в таких сферах, как общественное питание, торговля, обслуживание и материально-техническое снабжение населения.

В прошлом женщины в основном давали взятки (ст.291 УК РФ) или посредничали во взяточничестве, сейчас же несколько возросла доля тех, кто берет взятки (ст.290 УК РФ). По-видимому, это нужно связывать, с одной стороны, с возрос­шей социальной активностью женщин, в том числе и в правоохрани­тельной сфере, а с другой — с развитием рыночной экономики и связан­ной с ней административной деятельностью. Увеличение доли женщин среди лиц, совершивших преступления против государственной влас­ти, — достаточно характерная черта современной преступности.

Для женщин характерны кражи, совершенные «путем доверия», а точнее сказать, злоупотребления этим доверием, особенно на железнодорожном транспорте и из квартир.(ст.165 УК РФ)

Вообще мошенничества занимают самостоятельное, можно сказать, особое место в преступности женщин, хотя по своим количественным проявлениям эти  преступления не столь заметны.  Однако они выделяются по  сложности  своей фабулы,  хитроумности и выдумке преступников, серийности мошеннических действий, размером наносимого ущерба,  трудностями раскрытия и расследования.

Совершающие их лица  отличаются  нестандартностью мышления, ловкостью и находчивостью, артистизмом, склонностью к острым рискованным ситуациям,  в которых они (по  большей части бессознательно) черпают глубокое эмоциональное удовлетворение. Как показывает изучение данного вопроса, женщины занимаются мошенничеством,  как в составе групп преступников,   куда  входят мужчины,   обычно выполняющих роль организаторов,  так и самостоятельно, отдельно.

Нельзя не отметить и изменения  в способах совершения преступлений женщинами. Специальные криминологические исследования свидетельствуют, что наряду с самым популярным для женщин способом тайного похищения чужого имущества – так называемым свободным доступом – женщины все чаще стали прибегать к таким традиционно мужским приемам как проникновение в жилище или помещение путем взлома окна, выбивания двери, взлома замка и даже стены (в общей сложности их доля составляет 25% от зарегистрированных случаев).

Проблема женщин, совершающих серийные убийства, взволновала ученых и общественность в начале 90-х гг. XX века, т.е. примерно через два десятилетия после того, как специалисты всерьез занялись мужчинами-»серийниками». Поводом послужили громкие дела, вызвавшие общественный резонанс. Однако и по сей день многие ученые, изучающие маньяков, считают, что принцип «ищите женщину» здесь не работает.

Аргументы скептиков таковы. Во-первых, женщины вообще реже становятся убийцами, а во-вторых, особенности их физиологии, характера практически исключают такие зверства. Они становятся убийцами в основном в силу сложившихся обстоятельств. И это одноразовые преступления. Однако другие специалисты убеждены: «серийницы» были, есть, только их действительно меньше, чем «серийников», и гораздо труднее изобличить. Эти преступницы действуют долго, иногда десятки лет, т.е. пока не попадутся или не уйдут в мир иной.

Никакие перевоспитания, психологические тренинги не помогают. В этом их сходство с маньяками-мужчинами. Есть и кардинальные различия. Один из западных специалистов, обобщив больше тридцати случаев серийных убийств, выявил некоторые закономерности. Как отмечалось нами, для маниакальных убийц мужского пола характерны такие фазы убийства, как фантазия, преследование, похищение, убийство, «работа» с телом. Они почти не действуют в паре.

Характерной чертой серийных убийц является еще и такая. «Серийники», как правило, не убивают знакомых – коллег по работе, родственников, друзей. Избегают эмоций в контакте с потенциальной жертвой. Потому им не бывает жалко этого человека. Для маньяка стадия поиска – это целый ритуал. «Серийницы» же выбирают жертв в своем близком кругу, среди своих домашних или коллег по работе. Вот пример, описанный американскими криминологами Джеймсом Фоксом и Джеком Левином.

Медсестра Дженен Джонс, работавшая в детском отделении интенсивной терапии больницы в Сан-Антонио, получила прозвище «Сестра-смерть»: с мая по декабрь 1981 г. во время ее дежурств при невыясненных обстоятельствах скончались 10 детей. Внутреннее расследование не дало результатов.

Вскоре после этого она устроилась в педиатрическую клинику в небольшом городке штата Техас. В последующие шесть недель здесь скончались шестеро детей. Нужно было видеть переживания медсестры, пытавшейся «спасти» своих пациентов и делавшей им искусственное дыхание! Сгубила ее упаковка из-под сильнодействующего препарата, вызывающего расслабление мускулатуры и резкое нарушение дыхания. «Сестра-смерть» призналась в совершенных преступлениях и в 1984 г. была осуждена за множественные убийства.

Характерно, что значительная доля серийниц, согласно западной статистике, – медработники. Другая категория – матери, умертвившие своих детей.

«Серийников» обоего пола отличают глубоко запрятанные, часто не осознаваемые ими переживания собственной неполноценности, беспомощности и несостоятельности. Истоки этих переживаний лежат в прошлой жизни человека, в пережитых некогда унижениях и оскорблениях при невозможности (или неспособности) дать достойный ответ обидчику.

Вместе с тем при оценке мотивации, определении движущих сил преступного поведения серийных убийц женского, а иногда и мужского пола, не следует сбрасывать со счета весьма своеобразный редко встречающийся, но все же реальный стимул. Речь идет о мотиве, который Ю.М. Антонян в своих работах определяет как мотив «любви». Этот мотив (а его, видимо, можно дополнить и близким по сути «мотивом сострадания») стоит особняком. Он не характерен для подавляющего большинства жестокосердных серийников с мужским и женским лицом.

Имеются в виду лишь те из числа лиц женского пола, у которых мысль совершить убийство кого-то из своих близких, любимых, других хорошо знакомых людей зарождаются на почве жалости, сострадания, заботы о них и реализуются в силу сложившихся чрезвычайно неблагоприятных обстоятельств. И на преступление они идут, подчас по просьбе пострадавших, в целях избавления их от чего-то еще более худшего в условиях отсутствия реальной возможности изменить ситуацию в лучшую сторону иными способами (например, для избавления от мук ожидания неизбежной смерти при неизлечимом заболевании или в целях избавления от невыносимых страданий, возникших по той либо иной неустраняемой причине).

В последнее время специалисты наблюдают всплеск преступлений среди представительниц слабого пола. Одни это связывают с тем, что полицейские стали более тщательно подходить к расследованию темных, «висяковых» дел. Другие утверждают, что вообще возросло количество таких преступниц. Недаром в 1995 году ФБР выпустило специальную брошюру для оперативников, в которой говорится о существовании женщин-»серийниц», о проблемах раскрытия подобных преступлений[4].

Маниакальные убийцы не только мужского, но и женского пола – печальное «достояние» всего человеческого сообщества.

Итак, женская преступность в силу особенностей, присущих ее распространенности, структуре и динамике, природе и причинам,  представляет собой самостоятельный  объект  изучения  и  предупредительных усилий. Ее специфика связана с причинами как преступности в целом, так и индивидуального преступного поведения женщин,  с теми отличительными личностными чертами, которыми они обладают,  их местом   в  системе  общественных  отношений,    социальными   ролями    и функциями. Самостоятельность женской преступности  определяется  и  теми относительно автономными  социальными  факторами,    которые обуславливают ее динамику и структуру в настоящее время,  изменения в характере их правонарушений в современных  условиях.

Следующая »
Похожие публикации
Похожих публикаций не обнаружено.