Рассматривается одна из важнейших проблем современного русского языка — засорение русского языка жаргонизмами, вульгаризмами, бранными словами, в результате чего происходит снижение речевой культуры населения в бытовом общении, в публичных выступлениях, в языке художественной литературы и журналистике. Жаргонизмы проникли даже в поэтическую речь. Поэтому как никогда назрела необходимость борьбы с засорением русского языка непечатными словами и выражениями, которые поразили все слои общества и все возрасты. Рассматриваются факторы, способствующие снижению речевой культуры населения, и предлагаются рекомендации по повышению речевой и общей культуры.

The article is devoted to one of the major problems of Modern Russian. That is the contamination of Russian language by jargons, vulgarisms and swear-words. Therefore there is a decrease in the speech culture of the population in household dialogue, public performances, belles-lettres language and journalism. Jargons penetrated even into poetic speech. That's why there has ripened the necessity of struggle against the contamination of Russian with unprintable words and expressions which affected all sections of the society and ages as never before. The article considers factors which promote the decrease of speech culture of the population and proposes recommendations to rise the standard of speech and general culture.

Еще великий Тургенев завещал: «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот
клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками ..., обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием, в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!»

Этот призыв не утратил значения и сегодня.

Нас, лингвистов, тревожит снижение речевой культуры населения в бытовом общении, в публичных выступлениях, в языке художественной литературы и журналистике. В русскую речь
проникли вульгарные, а нередко и просто непристойные слова и выражения, она засоряется
словами и оборотами из жаргонов, неоправданными заимствованиями из иностранных языков.

Культура речи на телевидении и радио, в газетах и журналах резко упала. И как неизбежное следствие происходит снижение языковой и общей культуры населения, особенно молодежи.

Все сказанное делает актуальной борьбу с засорением русского языка. И мы, ученые-лингвисты, журналисты и писатели, не должны сидеть сложа руки, беспристрастно наблюдая, как засоряется наша родная речь.

Член-корреспондент АМН В. Шапот с горечью пишет, что русский язык пока не воспринимается нами как национальное сокровище, а его надо спасать, как это делается в отношении памятников старины, культуры и искусства [1].

В данной статье речь пойдет о засорении русского языка вульгаризмами, жаргонизмами, бранными словами.

В последнее время идет бурный процесс снижения речевой культуры населения.

Как нам кажется, способствуют этому следующие факторы:

  1. миграционные процессы: перемещение разных слоев населения, отток сельского населения в город, быстрое изменение социальной жизни общества;
  2. расширение круга носителей ненормативной лексики и фразеологии;
  3. усиление процесса криминализации общества;
  4. яркая экспрессивность слов и выражений.

Жаргонизмами, вульгаризмами, бранными словами пользуются сегодня школьники, студенты, уличные торговцы, рабочая молодежь, в основном жители города. В русскую речь, особенно в последние годы, хлынула лексика деклассированных элементов (преступников, бродяг, бомжей, нищих) с их бытом, законами и обычаями:

  • фраер
  • наркота
  • сесть на иглу
  • беспредел
  • перо (нож)
  • бабки — хрусты — фанера (деньги)
  • мусор — мент (милиционер)
  • лажа (очень плохо)
  • пахан (хозяин шайки или притона)
  • хвост (старое, нераскрытое дело)
  • баланду травить (вести пустые разговоры)
  • шмотки (одежда)
  • кусок (тысяча рублей)
  • клево (хорошо)
  • шарага — хива — кодла (компания)
  • кент — корифан (товарищ)
  • шестерка (зависимый человек, раб)
  • сявка (бесправный)
  • шалман (место сбора, притон)
  • хавало (лицо) и др.

Стоит постоять вблизи группы подростков или молодых людей, нередко замечаешь, что
они изъясняются на похабной словесной мерзости, где нет места ни оригинальной мысли,
ни искреннего чувства. Бранные слова теперь выражают и радость, и гнев, и похвалу, и
осуждение.

Большое количество вульгарных, бранных слов проникло в молодежный, солдатский жаргон и жаргон моряков срочной службы.

Реалией нашего времени стало формирование нового жаргона — жаргона уличной торговли, что связано с появлением в 1991 г. в стране уличной торговли и её дальнейшим развитием. Носителями его стали люди, чей социальный состав, уровень образования и профессиональной подготовки чрезвычайно пестр. Все они вносят свой вклад в эту речь:

  • видак — видеомагнитофон
  • примочки — дополняющие детали
  • чоперы — ковбойские сапоги, но с обрубленными, тупыми носами
  • стольник — сто рублей
  • кусок — тысяча рублей
  • капуста — вообще деньги, валюта
  • зеленые, баксы — доллары
  • рубануть — купить товар оптом и др.

Характерным для современного этапа развития русского языка также является возникновение и стремительное развитие так называемого компьютерного жаргона. Возник он уже на заре «компьютерной эры» — первоначально как профессиональный сленг программистов, но с распространением персональных компьютеров и развитием сетевой коммуникации получил применение и в самых широких кругах пользователей. Все больше и больше людей используют компьютер в своей профессиональной деятельности, в учебе, в быту и для развлечения. Сегодня носители компьютерного жаргона — это группа, которая является весьма неоднородной по социальному составу, возрасту, профессиональной принадлежности.

Вульгарная, жаргонная лексика, матерщина проникли не только в разговорную речь наших людей, но и в речь публичную, газетную, телевизионную, радио, художественную. Пусть каждый включит телевизор или радио и послушает, как говорят деятели культуры, правительственные чиновники: стрелка, крыша, штука, баксы, косяк, братва, амбалы, лимон, опустить, мочить, тусоваться и многие другие слова прочно заняли свое место в русском языке.

Неуемное использование грубых, вульгарных слов и выражений, мата отмечается сегодня у ряда авторов. Наиболее скандальные писатели, такие, как Ю. Алешковский, Э. Лимонов, В. Ерофесв, Н. Медведева, прямо и твердо объявили ненормативную лексику неотъемлемой частью национальной культуры.

Как считает Л.А. Морозова, «напрасно усердствуют журналисты определенного типа, пытаясь выдать за русскость матовую и эротическую приманку. Чистота и целомудрие заложены в самой природе русичей, в его менталитете, квинтэссенцией которого являются народные пословицы и поговорки. «Чистота духа паче телесной» и защищается старшим поколением, наложившим вето на срамные слова, и не дай Бог в присутствии старших вырвется слово запретное из уст ребенка — от гнева дедов не убереся» [2]. Ведь в любом народном говоре нецензурные слова были запрещены нормативом народной этики.

Вульгарные слова, матерщину используют в своих произведениях даже известные писатели: «Многие писатели поддались на приманку: книги на языке сленга пользуются спросом, на них можно заработать. А по мне даже ради денег, даже когда тебя не печатают, — лучше обойтись без этого. Не напрасно ведь говорят: непечатное слово. А маститые ... Сошлюсь на Виктора Петровича Астафьева. В компании его слушать — одно удовольствие. Но когда он принес матерщину в литературу, да еще в своем цветастом витиеватом виде — это уже не годится»(Валентин Распутин. Выступление по радио).

Так, у В.П. Астафьева в одном из последних крупных произведений «Прокляты и убиты» читаем: «Весь мир — бардак, все люди — бляди» [3]. «Командир обращается к нам как к людям, а они жопы отвесили, губы расквасили!» [4].

Жаргонизмы проникли даже в поэтическую речь:

Разве что с бодуна ты вспомнишь
казанский мотив муэдзина.
Диана — это мать королевы.
Королева зевнула офицера
(А. Вознесенский)

Многие люди, услышав «крепкое выражение», делают вид, будто ничего не происходит.
Одни так поступают из чувства естественной стыдливости, другие — из нежелания вмешательства, третьи — чтобы их, не дай бог, не заподозрили в ханжестве. Делать вид, будто ничего не происходит, — далеко нс лучший выход. Поэтому как никогда назрела необходимость бороться с засорением русского языка непечатными словами и выражениями, которые поразили все слои общества, все возрасты и все сферы общения. Поток сквернословия через общение, радио, телевидение, прессу хлынул в каждый дом, в каждую квартиру.

Обычно вульгаризмы и жаргонизмы вторгаются в речь в периоды глобальных исторических
событий, социальных перемен, какими являются последние десятилетия ХХ столетия, что связано с перестройкой, ломкой величайших политико-экономических структур.

Многие, не замечая того, нередко включают в свой разговор арготические по происхождению слова:

  • корифан — товарищ;
  • дешевка — мелочный, ненадежный человек;
  • мандражить — бояться;
  • накиряться — напиться вина;
  • качать права — доказывать свою правоту вопреки пониманию обратной стороны;
  • пудрить мозги — обманывать, проявлять коварство, хитрость и др.

Одноклассники говорят друг другу «козел», не подозревая даже, что это слово в тюремном обиходе означает гомосексуалист.

Это огрубление речи является отражением и показателем недостаточно высокого уровня речевой и общей культуры говорящих и пишущих, отсутствия языкового вкуса.

По словам академика Д.С. Лихачева, «бравирование грубостью в языке, как бравирование грубостью в манерах, неряшеством в одежде, — распространенное явление, и оно в основном свидетельствует о психологической незащищенности человека, о его слабости, а вовсе не о силе. Говорящий стремится грубой шуткой, резким выражением, иронией, циничностью подавить в себе чувство страха, боязни, иногда просто опасения. Грубыми прозвищами учителей именно слабые волей ученики хотят показать, что они их не боятся. Это происходит полусознательно. Я уже не говорю о том, что это признак невоспитанности, а иногда и жестокости, Но та же самая подоплека лежит в основе любых грубых, циничных, бесшабашно иронических выражений по отношению к тем явлениям повседневной жизни, которые чем-либо травмируют говорящего. Это грубо говорящие люди как бы хотят показать, что они выше тех явлений, которых на самом деле они боятся. В основе любых жаргонных, циничных выражений и ругани лежит слабость. «Плюющиеся словами» люди потому демонстрируют свое презрение к травмирующим их явлениям в жизни, что они их беспокоят, мучают, волнуют, что они чувствуют себя слабыми, не защищенными против них.

По-настоящему сильный и здоровый, уравновешенный человек не будет ругаться и употреблять жаргонные слова. Ведь он уверен, что его слово и так весомо» [5].

Нам следует понимать опасность тотального распространения сквернословия, которое в последнее время принимает угрожающие черты и формы.

"Нельзя не согласиться со справедливым замечанием профессора Л.В. Савельевой, что мат — табуированное оскорбление православной святыни — Богоматери — в годы перестройки настолько расширил сферы своего бытования, что наше общество стоит перед прямой угрозой утраты чувства национального достоинства, национального самосознания, ответственности перед подрастающим поколением.

Таким образом, русский литературный язык как выражение тысячелетней культуры нашего народа в современный острейший кризисный период нуждается в особой охране и защите. Тиражирование и пропаганда иностранщины и отказ от традиционной культуры речевого поведения — это две стороны единого разрушающего языкового нигилизма, неуважение своих исторических корней, несущих нашему обществу неисчислимые нравственные потери [6].

Особо следует отметить, что жаргонная лексика, проходя адаптацию в русском языке, не остается неизменной, она трансформирует семантику, чаще расширяя ее, уточняет свои функции в употреблении, разносторонне взаимодействуя со словами русского литературного языка, ориентируясь на его законы в своей эволюции.

По поводу засорения русского языка грубыми словами и выражениями в редакции газет от читателей поступает много гневных писем. Так, Владимир Павлович из Москвы пишет: «Почему у наших корреспондентов такая любовь к блатному жаргону? Вы что, специально подбираете сотрудников, сидевших в тюрьмах? Слово «крутой» не сходит с ваших страниц. Зачем же автору авторитетную газету превращать в воровскую «бодягу»?» [7]

Что делать? Каков же выход? Коротко на этот вопрос не ответить. Запретами тут ничего сделать нельзя.

Прежде всего, наверное, каждому, особенно школьнику, студенту, молодому человеку, необходимо воспитывать себя, следить за речью, не употреблять жаргонизмы, вульгаризмы, особенно нецензурные слова. Вспомним слова Константина Паустовского — знатока и ценителя русского языка, защитника его чистоты и красоты. Приведем отрывок из его «Книги скитаний»:

«То обстоятельство, что я почти бессознательно отталкивал от себя и забывал уродства Языка, очевидно, и помогли мне в дальнейшем стать писателем.

Отвращение к исковерканному языку накапливалось давно и перешло в ненависть к нему.

Ко многим словам ... я чувствую такую же ненависть, как к хулиганам. И не только потому, что эти слова идут вразрез с характером русского языка, но еще и потому, что они свидетельствуют о невежестве и неуважении к национальному духу России.

Язык всегда должен быть под стать стране. Он должен определять ее лицо, ее красоту, её характер с такой же наглядностью. как определяет все эти качества сам пейзаж страны, как это определяет какой-нибудь изволок, уходящий в вечереющий туман над милой до сердцебиения рекой. Многого не надо, чтобы догадаться, что ты в России. Достаточно увидеть, как синицы стряхивают на землю лимонные листья с безбрежных окраин».

Необходимо, кроме того, планомерная и кропотливая просветительская работа, конечная
цель которой — воспитание хорошего языкового вкуса. А хороший вкус — главное условие правильного и уместного использования языковых средств.

Может быть, необходимы какие-то запретительные меры, не позволяющие, скажем, журналисту или диктору телевидения употреблять неприличное слово, как это делается, например, во Франции?

Мы не можем исправить общество в целом, но пресечь сквернословие внутри семьи, класса,
группы можем.

И последнее. Только совместные действия и усилия государства и общественности, особенно
писателей и ученых, по повышению общей культуры всего населения, переход от пропаганды
«поп-искусства» к подлинному искусству помогут вернуть языку его чистоту.

НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ. 2006, №3

Литература

  1. Комсомольская правда. — 1988. — 1 марта.
  2. Морозова Л.А. Размышления о новых терминах // Русская словесность. - 1993. — № 1. С.90.
  3. Астафьев В.П. Прокляты и убиты // Новый мир. — 1992. -№ И.- С. 74.
  4. Там же. - С. 200.
  5. Лихачев Д.С. Как говорить, или язык как средство общения // Русский язык. — 2002. - 8-15 сентября. - С.25
  6. Савельева Л.В. Языковая экология. — Петрозаводск: КГПУ, 1997. — С. 61.
  7. Комсомольская правда. — 2001. - 14 марта.
Информация о файле
САМСОНОВА Лариса Николаевна — кпн., замдекана филологического факультета ЯГУ
Русский язык