Сравните два примера:

Дженни туфлю потеряла,
Долго плакала, искала.
Мельник туфельку нашёл
И на мельнице смолол.

Ехали медведи. Одеяло убежало, улетела простыня, и подушка, как лягушка, ускакала от меня. Муха, Муха-Цокотуха, позолоченное брюхо! Как у нашего Мирона на носу сидит ворона. У меня зазвонил телефон. Маленькие дети! Замяукали котята: «Надоело нам мяукать!».

Можно ли сказать, что в первом примере приведён текст? Вы скорее всего ответите — да. Почему? Потому, что он похож на другие тексты. Потому, что в нём есть законченная мысль. Потому, что предложения связаны друг с другом. Более того, это не просто текст, а стихотворение, в котором есть рифма. Можно вспомнить и имя автора стихотворения — Корней Иванович Чуковский. Итак, перед нами безусловно текст.

А второй пример? Вероятнее всего, вы решите, что это не текст и даже не отрывок из него. Почему? Каждое предложение здесь совершенно автономно: между ними нет связи, во всех говорится о разном. Хотя автор тот же — Чуковский. Но только он автор не текста, а каждого входящего в этот пример предложения. Ими начинаются семь произведений из книги «Чудо-дерево». Второй пример — не текст.

Таким образом, даже не обладая специальными знаниями, любой человек довольно просто отличает текст от не текста.