С детства каждый человек знает, что бессвязный текст — это отклонение от нормы. Но какими средствами достигается связность? Все виды связи между предложениями — межфразовые связи — можно поделить на две большие группы: связи, устроенные по типу зацепления, и связи, устроенные по типу повтора.

При зацеплении какой-либо элемент одного предложения указывает на элемент другого предложения, «зацепляется» за него: так происходит передача смысла от одного предложения к другому.

Одно из самых распространённых средств зацепления — субститут (от лат. substitutio — «ставлю взамен», «назначаю взамен»). Это слово, заменяющее какое-либо другое. Обычно это личные местоимения:

Маша вышла погулять. В руках она несла морковку.

Существуют и так называемые отсылочные слова. Чаще всего это указательные местоимения:

Мы заглянули в колодец. Там было темно.

Бывает, что никакого слова, осуществляющего зацепление, нет, а связь всё же есть. Например:

Я пойду гулять сейчас. А ты — вечером.

Во втором предложении пропущено пойдёшь гулять. Такой пропуск называется эллипсисом. В данном примере эллипсис, указывая на словосочетание пойду гулять (это словосочетание можно при желании восстановить), является средством зацепления.

Наконец, зацепление может происходить за счёт синтаксической перестройки. В предложении "Человек смеётся" говорится о человеке — это тема (от греч. «thema») предложения; о нём сообщается, что он смеётся, — это рема (от греч. «rhema» — «слово», «изречение», «буквально сказанное»). Если рядом поставить два предложения, то переход, например, ремы одного предложения в тему другого будет указывать на связь этих предложений:

Человек смеётся. Смеётся весело и громко.

Все перечисленные выше виды зацепления можно считать грамматическими, поскольку в них используются те или иные грамматические свойства слов.

Но есть зацепления, которые строятся на особенностях лексических значений слов. Их называют лексическими. Если сказано: "Во-первых, ты должен сделать уроки", то непременно должно быть какое-то во-вторых... Такие элементы, как во-первых, во-вторых и т. д., — знак того, что дальше последует продолжение, развитие мысли. В общем, «если сказал а, то надо сказать и б».

В тексте можно встретить слова, отсылающие читателя к той или иной его части: "В первой главе «Евгения Онегина» Пушкин писал..." Они тоже осуществляют связь, но уже не между фразами, а между целыми частями. Такие слова называют адресными отсылками.

Личное местоимение почти всегда связано с одним словом:

Собака бежала по полю. Она пыталась догнать бабочку.

А отсылки могут быть привязаны к части или даже ко всему предыдущему тексту, как, например, слова также в басне И. А. Крылова «Лев и Лисица»:

Лиса, не видя сроду Льва.
С ним встретясь, со страстей осталась чуть жива.
Вот, несколько спустя, опять ей Лев попался.
Но уж не так ей страшен показался.
А третий раз потам Лиса и в разговор пустилася со Львам.
Иного так же мы боимся,
Поколь к нему не приглядимся.

Большинство басен заканчивается моралью (частью, в которой сформулирована основная идея басни), и мораль начинается именно с отсылки, связывающей её со всей басней.

Повторы — второй тип межфразовых связей. Они могут быть лексическими, грамматическими, синтаксическими или семантическими.

Примеры лексических, синтаксических и грамматических повторов можно найти в начале повести А. С. Пушкина «Станционный смотритель»:

«Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто в минуту гнева не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим, или по крайней мере муромским разбойникам?».

Из предложения в предложение повторяются те или иные слова или словосочетания; в данном случае четырежды повторяется местоимение кто — это лексический повтор. В первых двух предложениях есть грамматический повтор: повторяются прошедшее время глагола, единственное число и несовершенный вид (не проклинал, не требовал, не бранивался). Во всех трёх предложениях повторяется и отрицание. А синтаксический повтор в этом примере выражается в том, что все три предложения — вопросительные (вопросительная конструкция с местоимением кто).

Семантический (смысловой) повтор устроен значительно сложнее других видов повторов. Часто, чтобы его понять, нужно знать ассоциации, связанные с тем или иным понятием. Например:

Футбольный матч подходил к концу. Спортсмены еле-еле передвигали ноги.

Чтобы правильно понять второе предложение, нужно знать, что футболисты являются спортсменами, а не рабочими, например. Что футбольный матч длится 90 минут и всё это время футболисты должны много бегать. Только тогда становится понятным, почему они еле-еле передвигали ноги.

Конечно, в реальных текстах используют обычно сразу несколько видов межфразовой связи. Однако у каждого автора есть свои излюбленные средства: одни чаще обращаются к грамматическому зацеплению, другие больше любят семантический повтор. В одних текстах связь явная, легко определимая, в других она неоднозначна или скрыта.

Существуют не только межфразовые связи:

Робин-Бобин Барабек
Скушал сорок человек...
А теперь и говорит:
«У меня живот болит».

Можно ли ответить на вопрос, почему у Робина-Бобина болит живот? Конечно. Он же обжора, съел 40 человек. В данном случае второе предложение — следствие первого, и отношения между ними причинно-следственные.

Таким образом, между предложениями существуют не только межфразовые связи, но и логические отношения. Они называются межфразовыми отношениями. Для каждого типа текста (повествования, описания и рассуждения) существуют свои способы устанавливать межфразовые отношения. Это могут быть отношения последовательности, основания или вывода, причины или следствия, уточнения и т. п.