В древнерусском языке, как и в современном, были полные и краткие прилагательные. Однако краткие прилагательные могли не только находиться в составе сказуемого, как сейчас, но и выполнять роль определения. Полные прилагательные первоначально были только определениями. Например, в приведённом тексте из «Слова о полку Игореве» полные прилагательные в роли определения: поля широкая, по чистому полю; краткое прилагательное в той же функции: възлатъ стрежень, мила брата; краткое прилагательное в именном сказуемом: мои ти готови.

Кроме того, прилагательные обеих групп изменялись по родам, числам и падежам, но по-разному: краткие имели те же окончания, что и существительные, а у полных была своя особая система окончаний, очень похожая на современную.

На протяжении веков произошло немало изменений. Краткие прилагательные целиком уступили роль определения полным и сохранились только как часть именного сказуемого. В результате они утратили склонение. Пока краткие прилагательные были определениями, они согласовывались с существительными и должны были вместе с ними меняться, т. е. склоняться. Но в роли сказуемого краткие прилагательные зависят только от подлежащего. А подлежащее всегда выражается формой именительного падежа. Склонение кратким прилагательным уже не нужно, они застывают в старой форме именительного падежа.

Старое склонение кратких прилагательных оставило в русском языке следы, хорошо заметные в современных притяжательных прилагательных. Некоторые из них не похожи на формы других прилагательных: мамин, мамина, мамину, мамины - здесь окончания такие же, как у существительных. Причина в том, что притяжательные прилагательные входили когда-то в группу кратких прилагательных и склонялись, как существительные. Однако их судьба оказалась особой: в отличие от других кратких прилагательных, они сохранились в роли определений, поэтому не утратили способности склоняться и в большинстве форм (но не во всех!) уподобились полным прилагательным. Вот и получилось у притяжательных прилагательных такое «смешанное» склонение: мамин (как брат), маминого (как доброго), мамину (как сестру), маминой (как доброй), мамины (как столы, сестры), маминых (как добрых).

Старые краткие прилагательные в роли определений можно найти и в некоторых современных устойчивых выражениях (средь бела дня, на босу ногу), и в фольклорных постоянных эпитетах, которые используют поэты: «Князь у синя моря ходит,/С синя моря глаз не сводит» (А. С. Пушкин): «Я молюсь на алы зори...» (С. А. Есенин).

Древнерусские прилагательные различались по роду не только в единственном числе, но и во множественном. В примерах из «Слова о полку Игореве» форма широкая — среднего рода, потому что согласуется с поля; форма готовы — мужского рода, так как речь идет о конях. Но в современном русском языке во множественном числе прилагательные рода не имеют. Вместо трёх родовых форм во множественном числе установилась одна. Теперь уже и дома, и избы, и здания — одинаково новые или новы. Нет противопоставления разных родовых форм — значит, нет и самого признака рода. Побеждала, вытесняя другие формы, как правило, старая форма женского рода.

Прилагательные утратили род во множественном числе из-за той же тенденции к упрощению, которая объединяла во множественном числе существительные разных типов склонения.