Возможно ли отсутствие письменности в наше время? Современный человек ответит однозначно: нет. У нас не было бы истории, наше прошлое было бы нам неизвестно. Проснувшись утром, человеку не за чем было бы куда-либо спешить, ведь не было бы детских садов, школ, различных вузов, государственных и частных предприятий. А можем ли мы представить свою жизнь без книг, телевизоров? Молодые люди - свое общение без эсэмэсок, которое без письменности просто невозможно. А как мы жили бы без граффити? Эти затейливые надписи на стенках гаражей, на дворовых заборах?  Не было бы любимых песен, переписки в мировой паутине Интернета, мы были бы лишены возможности общения с друзьями, живущими в других городах и странах.

Этапы формирования современной письменности

Современная письменность прошла достаточно длительный период становления. Можно выделить несколько этапов её формирования.

Изначально люди не обладали никакой письменностью. Поэтому было достаточно трудно передавать информацию на большие расстояния. Известная легенда о персидском царе Дарии I, рассказанная Геродотом, гласит, что как-то раз он получил послание от кочевников скифов. Послание включало в себя следующие четыре предмета: птицу, мышь, лягушку и стрелы. Гонец, доставивший послание, сообщил, что более ничего сообщать ему не велено, и с тем распрощался с царем. Встал вопрос, как же интерпретировать это послание скифов. Царь Дарий посчитал, что скифы отдают себя в его власть и в знак покорности принесли ему землю, воду и небо, ибо мышь означает землю, лягушка - воду, птица - небо, а стрелы означают, что скифы отказываются от сопротивления. Однако один из мудрецов возразил Дарию. Он истолковал послание скифов совершенно иначе: «Если вы, персы, как птицы не улетите в небо, или, как мыши не зароетесь в землю, или, как лягушки, не поскачете в болото, то не вернетесь назад, пораженные этими стрелами». Как оказалось в дальнейшем, этот мудрец оказался прав.

Пересказанная легенда раскрывает тот факт, что первоначально люди пытались передавать информацию при помощи различных предметов. Известными историческими примерами предметного письма также являются вампум (ирокезское письмо, представленное разноцветными ракушками, нанизанными на веревку) и кипу (перуанское письмо, в котором информация передавалась цветом и количеством узелков на веревках). Конечно, предметное письмо не было самым удобным средством передачи информации и со временем люди придумали более универсальные инструменты.

Следующим этапом на пути формирования письменности стало письмо на основе изображений (пиктограмм). Можно вспомнить, что зарождение изобразительного искусства произошло ещё во времена древних людей прежде появления государственности. Однако эти ранние попытки все же не доходили до уровня систематически используемого для передачи информации инструмента. Сущность пиктографического письма заключается в том, что с помощью определенного знака выражается некоторое понятие. Например, понятие «человек» может быть передано изображением человека. Постепенно упрощаясь, пиктограммы все более удаляются от исходных изображений, начинают приобретать множественные значения. Однако пиктография не могла выполнять все потребности письма, возникающие с развитием понятий и абстрактного мышления, и тогда рождается идеография («письмо понятиями»). Она используется для передачи того, что не обладает наглядностью. Например, для обозначения понятия «зоркость», которое нарисовать невозможно, изображали тот орган, через который оно проявляется, то есть - глаз. Таким образом, рисунок глаза как пиктограмма означает «глаз» и как идеограмма - «зоркость». Следовательно, рисунок мог иметь прямое и переносное значения.

В иероглифическом письме зачастую трудно различить исходное изображение, лежащее в его основе. В иероглифах появляются типичные конструктивные элементы, повторяющиеся в разных знаках. Вероятно, причиной этого было стремление человека упростить запись письменного текста, упростить обучение письму. Тем не менее, иероглифическое письмо по-прежнему сохраняло существенный недостаток: оно не имело никакой связи с произношением слова. В результате письменная и устная речь существовали как бы по отдельности. Кроме того, в языках, для которых характерно изменение формы слова в зависимости от его синтаксической роли, приходилось дополнять иероглифы специальными обозначениями для форм слов.

Значительным шагом на пути сближения устной и письменной речи стало формирование слоговой письменности. Наиболее известными слоговыми письменностями являются клинописные (древнеперсидская, аккадская и другие наследники шумерского письма), западносемитские (финикийская, арабская и другие наследники древнеегипетской иероглифики) и японские слоговые системы (катакана и хирагана). Финикийское письмо сыграло в жизни человечества очень важную роль. Именно оно легло в основу греческого письма, от которого произошли латиница и кириллица, а соответственно, и большинство современных письменностей.

Когда финикийским письмом стали пользоваться греки, они столкнулись с проблемой полноценной передачи звучания слов с помощью слоговой финикийской системы. Дело в том, что в финикийском письме, по существу, отсутствовали буквы для обозначения гласных звуков. Для греков в силу специфики образования форм слов это оказалось неудобным. Поэтому появились специальные символы для обозначения гласных. В результате письмо перешло на ещё более универсальный уровень. Теперь используя порядка 30 знаков, которые с легкостью мог выучить любой человек, можно было передать практически любые слова устной речи. Алфавитное письмо в силу своей простоты быстро распространилось по всему миру (хотя в некоторых цивилизациях переход к нему не произошёл).

Письмо играется очень важную роль в человеческом обществе, оно - могущественный двигатель человеческой культуры. Благодаря письму люди могут употреблять большой запас знаний, скопленный человечеством, развивать дальше наследие прошедшего и сохранять опыт многих поколений для грядущего.

Письмо - это важнейшее средство передачи речи на расстояние либо закрепления её во времени, осуществляемое при помощи графических символов либо изображений, передающих те либо другие элементы речи - целые сообщения, отдельные слова, слоги и звуки.

Мировое развитие письма протекало в направлении передачи письменными знаками все более и более маленьких частей языка, что дозволяло обходиться все меньшим количеством различных символов. При этом письменные знаки теряли свой начальный изобразительный характер.

Письмо прошло длинный путь развития, который обхватывает период в несколько тысяч лет. Представляя собой дополнительно к звуковому языку средство общения людей, возникающее на базе языка и служащее для передачи речи на огромное расстояние и закрепления её во времени при помощи начертательных символов либо изображений, письмо возникло на сравнимо поздней ступени развития человечества. История письма тесновато связана с развитием языка, историей народа и его культурой.

Появление письма было вызвано практической потребностью расширения связей меж людьми при их общении на огромных расстояниях и необходимостью хранения и передачи знаний будущим поколениям.

Фактически, письмо (т.е. начертательное письмо) - это письмо, связанное с внедрением графических символов (картинок, букв, цифр) для фиксации и передачи звукового языка.

Традиционно последовательно инсталлируются четыре типа письма:

  • пиктографическое;
  • идеографическое;
  • слоговое;
  • буквенно-звуковое.

Это деление в известной мере условно, так как ни один из указанных типов не выступает в «чистом» виде. Каждый из них включает в себя элементы другого типа письма. К примеру, в пиктографии уже содержатся зачатки идеографии, а в идеографическом письме обнаруживаются бессчетные элементы слогового и буквенно-звукового письма. В свою очередь, буквенно-звуковое письмо частенько совмещает в текстах идеографические знаки - числа, математические, физические и химические формулы и т.д. Но такое деление дает возможность узреть последовательность главных этапов в истории письма, выявить своеобразие формирования его главных типов и тем самым представить себе общую картину становления и развития начертательного письма.

Есть и другие классификации типов письма. Согласно одной из них устанавливается пять разновидностей:

  • фразография - более старый тип письма, передающий символическими и начертательными знаками содержание целых сообщений без графического расчленения их на отдельные слова;
  • логография - последующий тип письма, графические знаки которого передают отдельные слова;
  • морфемография - тип письма, появившийся на базе логографического для передачи графическими знаками наименьших важных частей слова - морфем;
  • силлабография, либо слоговое письмо, знаки которого обозначают отдельные слоги;
  • фонография, либо звуковое письмо, графические знаки которого обозначают традиционно фонемы как типовые звуки.

В согласовании с другой классификацией эволюция письма представлена в виде следующей схемы:

  1. Предписьменности: семасиография, включающая древнейшие условные знаки, пиктографию и примитивную идеографию.
  2. Фактически письмо: фонография, которая выступает в таковых разновидностях:
  • словесно-слоговое письмо;
  • слоговое письмо;
  • буквенное письмо.

Но эти классификации пока не получили широкого распространения в учебной литературе, где чаще пользуются обычно установившейся классификацией. Из того, что в истории письма последовательно инсталлируются четыре главных этапа, совсем не следует, что каждые люди, вступив в стезю цивилизации, обязаны были пройти все эти этапы развития письма. Дело тут обстояло еще сложнее, чем кажется на первый взор. Тот, либо другой люд в силу, различных обстоятельств, связанных как с чертами грамматического строя его языка, так и с обстоятельствами исторического характера, мог остановиться на каком-нибудь из этих этапов. Так, к примеру, вышло с китайцами, остановившимися на использовании идеографического письма, либо с японцами и корейцами, применяющими наряду с идеографией национальные слоговые системы кана в стране восходящего солнца и кунмун в Корее. С другой стороны, многие народы смогли шагнуть конкретно от низшего этапа в развитии письма к высокому, к примеру, от пиктографии прямо к буквенно-звуковому письму, минуя идеографический и слоговый этапы. Речь идет о чукчах, эскимосах, эвенках, ненцах и остальных народах Крайнего Севера, получивших возможность совершить таковой скачок после Октябрьской революции.

Древнейший, самый начальный тип письма - это пиктографическое письмо (от лат. pictus «картинный, нарисованный» и греч. grapho «пишу»). Основными средствами этого письма были более, либо менее сложные картинки сюжетного, повествовательного характера либо же серии рисунков. Оно представляет собой преднамеренное изображение на камне, дереве, глине предметов, действий, событий и т.п. с целью общения. При помощи таковых рисунков передавались на расстояние разные сообщения (к примеру, военные, охотничьи), либо же закреплялись во времени какие-нибудь памятные действия, к примеру, условие торгового обмена либо сообщения о военных походах (на надгробных монументах вождей).

Пиктографическое письмо посредством рисунка, которое именуется пиктограммой, передает высказывание в целом, не расчленяя его на отдельные слова графическими элементами пиктограммы. В согласовании с этим, отдельные элементы пиктограммы выступают как части одного целого и могут быть верно, поняты лишь в связи друг с другом. Время от времени в этом письме использовались и простые условные знаки, к примеру черточки, указывавшие на количество предметов, о которых шла речь, условные знаки племенной принадлежности, календарные обозначения месяцев и т.п.

Пиктограмма представляла собой схематический набросок, художественное достоинство которого не имело существенного значения. Тут принципиально было лишь, чтоб набросок что-то докладывал, а нарисованное верно опознавалось теми, кому оно адресовалось. Пиктография передавала лишь содержание высказывания, не отражая языковых особенностей передаваемого сообщения (звучания слов, их грамматических форм, последовательности слов и т.д.).

Когда же и из каких источников появилось первоначальное пиктографическое письмо?                     Важнейшим источником, его формирования послужила первобытная живопись (первые следы первобытного искусства относятся к эре верхнего (позднего) палеолита, 40-25 тысяч лет до н.э.). До нас дошло много рисунков, но не все они являются письмом. Многие из них служили для выражения и ублажения лишь эстетических потребностей первобытных людей, либо использовались в магически-культовых целях.

Появление пиктографического письма связывается с периодом, когда первобытные картинки начинают применяться не только лишь для эстетических и религиозно-культовых потребностей, но и как средство коммуникации, т.е. как средство передачи сообщений, в дополнение к устному рассказу и закрепления сообщений в памяти рассказчика, либо слушателя. Как полагают, это относится к эре неолита, который начался для большинства народов с VIII-VI тысячелетия до н.э. Известны следующие разновидности пиктограмм:

  1. разные записи условий обмена предметов охоты, рыбной ловли и т.д.;
  2. сообщения о боевых походах, стычках, охоте;
  3. различные письма, в том числе и любовные;
  4. племенные летописи-хроники;
  5. надгробные мемориальные надписи;
  6. записи волшебных и заклинательных формул, легенд, обычаев, заповедей.

Первый этап в истории пиктографии представлен простейшими рисунками, изображающими действия, вещи, явления. Это первоначальное, зачаточное письмо традиционно возникало в период развития племенного строя. Формирование его было обусловлено перевоплощением маленьких и разрозненных родовых групп в более крупные племенные общины, а также развитием меж ними неизменных торгово-обменных либо других связей. Пиктографическое письмо обширно применялось еще в сравнимо недавнем прошедшем времени племенами американских индейцев, многими народами Крайнего Севера и некоторыми африканскими племенами.

То, что пиктография традиционно владела наглядностью и была доступна для всех, являлось положительным фактором. Но пиктографическому письму были свойственны и значительные недочеты. Будучи несовершенным и неупорядоченным письмом, пиктография допускала различные толкования сообщений и не давала возможность передавать сложные сообщения, содержащие отвлеченные понятия. Пиктография была не приспособлена к передаче того, что не поддается рисуночному изображению, является абстрактным (бодрость, храбрость, зоркость и т.д.). По данной причине, пиктографическое письмо, на известной ступени развития человеческого общества закончило удовлетворять потребности письменного общения. И тогда на его почве возникает другой тип письма, более совершенный - письмо идеографическое.

Возникновение славянской письменности

Славянская письменность возникла в ту пору, когда славяне, после пребывания на своей  прародине и интенсивного расселения на юго-запад, запад и восток, т. е. после так называемой великой миграции, начали создавать свои государства. Расцвет славянских государственных объединений (Киевская Русь, Великая Моравия, Польша, Болгария, Сербия и Хорватия) относится к IX в. Тогда эти объединения занимали обширные пространства Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы, от Балтики на севере до Адриатики и Черноморья на юге, от Альп на западе, до верховьев Волги и Дона на востоке. Соседство с новыми народами, новый жизненный уклад и новое миропонимание, пришедшее на смену древнему язычеству, требовали развития новых форм духовной культуры, прежде всего культуры книжной, которая бы частично замещала или дополняла исконную славянскую устную традицию, культуру народную. Нужна была своя письменность, свой славянский книжный язык, своя книжная образованность.

Создателями славянской письменности были просвещенные братья Кирилл (Константин) и Мефодий, называемые еще солуискими братьями, так как были родом из греческого города Салоники, по-славянски Солун. Они, по просьбе моравского князя Ростислава и по поручению византийского императора Михаила III, в 863 году, привезли в Великую Моравию первые книги на славянском языке, предназначенные для богослужения и просвещения славян.

Первой славянской азбукой была глаголица или кириллица. Глаголическим или кириллическим письмом пользовались Кирилл и Мефодий и их ученики. Но каким именно, мы до сих пор точно сказать не можем. Почему? Да потому, что до нас не дошли рукописи (памятники) кирилло-мефодиевских времен. Древнейшие, известные нам памятники, писанные глаголицей и кириллицей, относятся к X—XI вв. (X в. датируется лишь один памятник-   глаголический отрывок мессы, хранящийся в Киеве и потому называющийся Киевские листки). Таким образом, почти все они возникли два века спустя, после первых переводов создателей славянской письменности Кирилла и Мефодия.

Можно ли, на основании сохранившихся памятников, решать вопрос о том, какое письмо древнее-глаголица или кириллица. Можно, если подойти к ним внимательно с языковедческой, палеографической, историко-филологической и исторической сторон и рассмотреть полученные факты сообща, целиком. Более древние памятники, в том числе и Киевские листки, с отдельными языковыми моравскими особенностями, писаны глаголицей. Об этом же говорят дошедшие до нас глаголическо-кириллические «палимпсесты», т. е. рукописи, в которых на пергамене (телячьей коже, выделанной как листы) соскоблен первоначальный текст и написан новый. Все они одного типа - всегда кириллица писана по стертой глаголице, и нет ни одной рукописи, в которой бы была соскоблена кириллица и по ней написана глаголица.

Что же касается самого языка памятников, то наиболее архаический язык и по своей фонетической системе наиболее близкий к говору солуиских славян обнаруживается в древнейших глаголических старославянских памятниках, а не в кириллических.
Любопытно также, что в одном из старейших свидетельств о славянской азбуке, в трактате «О письменах» Черноризца (монаха) Храбра, современника учеников Кирилла и Мефодия, указано, что славянская азбука имеет 38 букв, а именно такое число букв было в глаголице; в кириллице их было меньше. В древности у славян, как и на Руси до петровской реформы, цифры обозначались не арабскими знаками 1, 2, 3, 4..., а буквами под знаком называемым «титло»: А = 1, В = 2, Г = 3, Д = 4 и т. д. (десятки и сотни также обозначались отдельными буквами). Эта система цифрового обозначения в глаголице и кириллице несколько различается, и эти различия говорят в пользу большей древности глаголицы.

Очень ценно, когда лингвистические или филологические данные подтверждаются историческими свидетельствами и, наоборот, когда исторические аргументируются лингвистическими фактами. К счастью, у нас есть исторические упоминания о возникновении славянского письма, хотя их немного, но они показательны.

В «Похвале святым Кириллу и Мефодию» - в древнем славянском списке русской редакции    (т. е. переписанном в русской среде) так говорится об изобретении славянской азбуки: «Не на тужемъ основании свок дбло пола-гающа, нъ изнова писмена въображьща» («Произвели свое дело, полагаясь не на чужую основу, а сызнова буквы изобрели»). Подобное свидетельство на латинском языке обнаружено в письме римского папы Иоанна VIII (от 3 июня 880 г.). Известно и бесспорно, что образцом кириллицы послужило греческое уставное унциальное (торжественное) письмо, и поэтому приведенные выше слова относились к глаголице.

Не все загадки глаголицы уже разрешены. Из этих неразрешенных загадок самой серьезной оказывается загадка происхождения глаголических букв, происхождения их начертания. В чем же она заключается? А в том, что многие более древние алфавиты, чем глаголица, в том числе латинский и греческий, создавались по образцу и подобию своих «родственников» - ранее существовавших алфавитов. Эти уже существовавшие алфавиты приспосабливались к фонетической системе языка, принимающего чужое письмо: какие-то буквы добавлялись, какие-то видоизменялись, а основной фонд оставался неизменным. Так появилась кириллица (видимо, на соборе в Преславе, в столице болгарского царя Симеона в 893 г.), по образцу греческого унциала. Так появилось латинское письмо - латиница, по образцу того же греческого. Но и само греческое письмо и даже его названия букв возникли под влиянием семитического финикийского письма, что было известно еще Черноризцу Храбру. Подобное происхождение предполагалось и для глаголицы. Ее истоки искали в греческой скорописи (минускульное письмо), в алфавитах - коптском, древнееврейском (откуда, безусловно, взята буква Ш, перекочевавшая затем и в кириллицу), готском, руническом, армянском или грузинском и др. Очертания некоторых букв, действительно, совпадали с буквами упомянутых алфавитов или напоминали их, но доказать происхождение глаголицы из какого-либо другого алфавита не удалось.

Были также попытки вывести глаголицу и вообще славянское письмо из «таинственных» черноморских знаков на каменных плитах, обожженной глине, пряжках, монетах и т. п. и таким образом доказать, что славянское письмо существовало до Кирилла и Мефодия. Но эта неудачная «гипотеза» потерпела окончательный провал, когда молодой киевский ученый В. С. Драчук в начале 70-х годов создал систематические таблицы черноморских знаков, убедительно доказав, что это «загадочное письмо» не что иное, как клейма «тамги», знаки принадлежности владетелям, владельцам, мастерам I—III вв. н. э. К славянам и к славянской или «дославянской» письменности они не имеют никакого отношения. В тех славянских странах, где было сильное влияние Византии и распространено православное вероисповедание, глаголица была давно заменена кириллицей (вероятно, после XI в. или даже ранее), которая немного меняла свой внешний вид, но в общем сохраняла свой исконный облик до начала XVIII в., когда была преобразована, и сохранилась только в церковных книгах.

Глаголица долго бытовала у хорватов-католиков в Северной Далмации, в церковном и светском обиходе и окончательно вышла из употребления лишь в начале нашего века. В Чехии, в результате гонений немецко-латинского духовенства, глаголица была вытеснена очень рано и попытки возродить ее в XIV в. оказались безуспешными. На Руси глаголица употреблялась лишь в первые годы распространения славянской азбуки,    в старейших русских культурных центрах - Киеве и Новгороде. Древнейшим славянским языком, на котором были написаны глаголические и кириллические памятники, был язык старославянский. Его диалектной основой был говор солунских славян, возведенный в ранг литературного книжного языка, воспринявший значительное число грецизмов, ряд морализмов и иных особенностей. Начиная с XI века он стал все интенсивнее приобретать в Болгарии, в Сербии, на Руси и в других землях некоторые местные черты. Так возникали редакции, т. е. локальные варианты письменного языка, который развивался до XVIII в. включительно, был международным, межславянским. Этот язык называется церковнославянским или древнеславянским. Он оказал большое воздействие на русский литературный язык.

Времена, когда не существовало письменности, так и назывались доисторическим.

В развитии начертательного письма исторически сменилось несколько типов. Каждый из этих этапов определялся тем, какие элементы звукового языка (целые сообщения, отдельные слова, слоги либо фонемы) служили единицей письменного обозначения.

Человек оказался включён в поток истории, он теперь знает о событиях, которых никогда не видел, может сообщить о себе потомкам, с которыми никогда не поговорит. То, что делает человек сегодня, будут помнить и оценивать не только его современники, но и далёкие потомки. Итак,  первое, чем обязано человечество письму - история, а с ней новая значимость всех событий и поступков.

Мифы всех цивилизаций рассказывают о божественном происхождении письменности, её ценность люди понимали всегда. И сама возможность писать и читать долгое время существовала для избранных, прежде всего жрецов и государственных чиновников, иначе требовалось запомнить и научиться изображать тысячи сложных знаков – иероглифов.

Сведения вавилонян позволили грекам  построить первую научную картину мира, заложить основы естествознания. Всё это не могло состояться без письменности. Наука - это прежде всего диалог; чтобы сделать свой шаг, учёный должен оттолкнуться от того, что сделали предшественники, подвергнуть критическому переосмыслению всё, в чём, казалось бы, нельзя сомневаться. Поэтому письменности - это возможность науки, а значит, и технологического прогресса.

В дописьменные времена сохранить веру предков можно было только одним способом - дословно, из уст в уста передавать мифы и ритуалы, не меняя ни звука, не вдумываясь, не подвергая ничего сомнениям. Записанный текст предания уже может подлежать критике. Он рукотворен – а значит, может содержать ошибки, которые нужно найти и исправить.

Наше письмо – целое большое хозяйство. Кроме букв (их, как мы знаем 33), есть ещё небуквенные знаки. Некоторые из них участвуют в передаче на письме слов. Это дефис (тёмно-зелёный, жар-птица, по-моему, Ростов-на-Дону), знак ударения (большую), апостров (д’Артаньян). Другие небуквенные знаки – пунктуационные, или знаки препинания. Это точка, запятая, точка с запятой, двоеточие, тире, скобки, многоточие, вопросительный и восклицательный знаки и, наконец, очень важный знак - пробел между словами. У них своя сфера действия - не слово, а целое предложение.

Научившись писать, мы делаем это легко и быстро, хотя при этом приходится решать много непростых задач. Надо сложить из букв слова и выделить прописными буквами особый класс собственных имён; разделить пробелами слова, чтобы они не сливались; отделить друг от друга более крупные синтаксические единицы - предложения. Внутри них позаботиться о том, чтобы отдельные части предложения разделялись на письме пунктуационными знаками, да ещё не забыть о переносе слов. Всё это нужно, чтобы при чтении было легче понимать, воспринимать текст, решением этих задач занимаются разные разделы письма. Орфография ( от греч. “ortos” – правильный, и “grapho” –пишу и пунктуация ( среднелат. punctuation, от лат. punctum -“точка”) - два основных раздела правил русского письма. Орфография - правила, обеспечивающие общепринятую буквенную запись слов. Пунктуация - это правила расстановки знаков препинания. Внутри орфографии есть свои подразделы: кроме правил буквенной передачи звукового состава слов орфографическими являются правила слитного и дефисного написания и употребления прописных букв.

В парах а – я, у - ю, о - ё слоговой принцип соблюдается честно: буквы я, ю, ё указывают на мягкость  предшествующего парного согласного, а буквы а, у, о – на его твёрдость. Они же употребляются и тогда, когда ненужно указывать ни на твёрдость, ни на мягкость согласного, т.е. в начале слова и после гласных ( сравните талый, алый, лиана).

А в паре э – е между буквами несколько неожиданные отношения. Как и буквы а, у, о, буква э употребляется в начале слова (этот, эра) и после гласных (поэт, силуэт). Однако после гласных в нескольких словах отвоевала себе позицию и букву е: проект, проекция, траектория. Подобно буквам а, у, о, буква э обозначает твёрдость  предшествующего согласного, хотя употребляется она для этого крайне неохотно - в единичных словах, притом только иноязычного происхождения: мэр, мэтр, пэр, сэр, пленэр, рэкет.

Итак, согласный звук перед буквой э мы обязаны произнести твёрдо. А перед е – мягко? В исконно русских словах - да! Сравните: белый, петь, ветка, делать, тень, зелень, в стене, серый, лень. А в заимствованных? Произнесите: асбест и беби и деспот, дельта, зебра и экзема, пионер и инерция, аспект и капелла, рента и регби, серия и сервис, патент и партер. В первом слове каждой пары перед е  - мягкий согласный, во втором – твердый ( по крайней мере так рекомендует произносить «Орфоэпический словарь русского языка»): [д’]еспот, но [дэ]льта, пио[н’]ер, но и[нэ]рция и т.д.

Получается, что буквы е в заимствованных словах не указывают ни на твердость ни на мягкость согласного звука, ведь чтобы прочитать слово правильно, мы заранее должны  знать, как оно произноситься – с твердым или  мягким согласным перед е. А если мы впервые встретили слово, например демпфер, скорее всего прочтем его с [дэ] – уж очень оно иностранное.

Можно ли букву э последовательно употреблять для обозначения твердости согласных? Писать асбест, но бэби; деспот, но дэльта;  тема, но стэнд; зебра, но экзэма; пионер, но инэрция; патент, но партэр? Этому мешает множество слов иноязычного происхождения с неустойчивым двояким произношением согласно – слов, в которых перед [э] произнести [т’э]мп, бас[сэ]йн и бас[с’э]йн.

У русской графики есть и другие «причуды» - исключения. Например, по правилу графики твердость предшествующего парного согласного обозначается буквой ы: сырой, сыграть, дыра, предыстория, козы, безыдейный. Но после приставки сверх- и после иноязычных приставок пишется не ы, а и. Здесь во владение графики вторгается орфография и отменяет правила графики: сверхизящно, дезинформация, гиперинфляция, контригра, постимпрессионизм. В этих случаях буква и не выполняет своей обычной функции – не обозначает мягкости предшествующего согласного.

Сколько лет русскому языку?

Ответить на этот вопрос нелегко. Лингвисты  разделяют живой разговорный язык  и литературный. Разговорный язык рождается из недр языка-предка, или праязыка, у которого тоже есть свой язык-предок, и т.д. Поэтому точное время его появления определить фактически невозможно. Иное дело – литературный язык. Его история- это история нормы. В лингвистике нормой принято называть правила выбора языковых средств в конкретном обществе и в конкретное время. Литературный язык возникает тогда, когда появляется письменность, и поэтому момент его рождения обычно известен.

В I тысячелетии до н.э. один из диалектов индоевропейского языка дал начало языку – предку всех славянских языков. Никто не знает, как называли себя и свой язык говорившие на нём племена. Сегодня учёные называют его праславянским. Шло время, и этот язык в свою очередь тоже распался, на диалекты. Историки языка считают, что примерно в VI – IX вв. до н.э. в праславянском сформировалось три большие диалектные группы: южная, западная и восточная. К древним южнославянским диалектам восходят современные болгарский, сербскохорватский, македонский, словенский; к западнославянским – польский, чешский, словацкий, верхнее- и нижнелужицкие; к восточнославянским – русский, украинский и белорусский, которые выделились как самостоятельные языки к XVI в. Общий восточнославянский язык назывался древнерусским. Такова родословная разговорного русского языка: она непрерывна и начало её теряется в исторической дали. Поэтому ответить на вопрос: “Сколько лет русскому языку?” – вряд ли возможно.

Знания о праславянском языке дописьменной эпохи, учёные получили с помощью реконструкции. Сравнивая между собой живые славянские языки, привлекая данные других индоевропейских языков, они восстановили слова и формы, давно исчезнувшие из языка. Однако этот реконструированный язык – в значительной степени условная схема. Живой язык, безусловно, отличался от неё.

О языке письменной эпохи известно намного больше. Появление письменности – ключевой момент истории языка. С этого времени исследователи имеют дело с достоверными фактами, запечатлёнными в текстах.

Первым литературным языком, общим для всех славян, стал язык первых переводов священных христианских книг – старославянский. На нём написаны древнейшие памятники X-XI вв. Со второй половины XI века. под влиянием живых славянских языков формируются национальные изводы (варианты) литературного языка. Язык памятников этого времени принято называть церковно-славянским. И только в XVIII столетии появляется собственно русский литературный язык.

Мы живем в XXI веке.  На протяжении  многих тысячелетий, человечество развивало и усовершенствовало письменность. Над благами, которыми мы пользуемся, человечество работало ежедневно – это многовековой труд. Это опыт, который записывался и передавался от поколения к поколению. Это можно представить как человеческую жизнь. В детстве мы начинаем листать картонные, красочные книжки, подрастая, переходим на чтение сказок. Пойдя в школу, изучаем учебники, ходим в библиотеку, покупаем в магазинах книги. Поступая в  высшие учебные заведения, изучаем научную литературу, не забывая при этом читать романы и детективы. Став взрослыми, учим читать маленьких членов семьи. И это происходит постоянно. На протяжении веков, человечество ежедневно развивает и сохраняет достигнутое.