Древнерусский глагол значительно отличался от современного. За тысячу лет в нём произошло много изменений. Очень сильно изменилась система прошедших времён. Тот, кто изучает в школе английский, или немецкий, или французский язык, знает, как непросто бывает справиться со множеством глагольных времён. Система времён древнерусского глагола тоже была сложной.
У древнерусского глагола было четыре прошедших времени. Они различались не только по форме, по и по значению.

Четыре прошедших времени глагола

Аорист и имперфект

Аорист (от греч. «aoristos») близок по значению к нашему совершенному виду, а имперфект (от лат. imperfectum — «незавершённое») — к несовершенному. Сравните текст из «Слова о полку Игореве» с переводом.

Аористы занесе, вьступи и по'Ьха переводятся как занесла, вступил и поехал (все эти глаголы совершенного вида), а форма имперфекта заступаше — глаголом несовершенного вида заступало. Если в летописи написано «Игорь иде вь дань», это означает «Игорь пошёл за данью». Если бы летописец хотел описать, как он шёл, то употребил бы тот же глагол, но в форме имперфекта: «Игорь идяше».

Аорист и имперфект очень рано утратились в живом древнерусском языке. В книжно-письменном языке эти формы ещё долго употреблялись, с ошибками, которые говорят о том, что авторы в своей речи их не использовали.

Плюсквамперфект

Утратился и плюсквамперфект (от лат. plus quam perfectum) - «больше, чем перфект» или «больше, чем совершённое». Сложное время, которое называют иногда давнопрошедшим. Оно обозначает действие, происходившее раньше другого действия, которое тоже было в прошлом, т. е до момента речи.

Например, в предложении «..приведогиа разбойники их же б*кша яли въ сел'к» две формы прошедшего времени: аорист приведогиа (привели) и плюсквамперфект б'кма яли (взяли до того, как привели).

Перфект

Итак, три времени утратились. А судьба четвёртого времени — перфекта (от лат. perfectus«совершенный») — оказалась необычной.

Перфект был сложным временем. Он состоял из двух слов: вспомогательного глагола быти в формах настоящего времени и причастия прошедшего времени с суффиксом -л- (его так и называют: «причастие на ») спрягаемого глагола.

Вспомогательный глагол имел формы лица и числа:

  • 1-е лицо — есмъ,
  • 2-е лицо — ecu,
  • 3-е лицо — есть;

множественное число:

  • 1-е лицо - есмъ,
  • 2-е лицо — еапе,
  • 3-е лицо — суть,

а причастие на изменялось по родам и числам. Например, перфект глагола од&пи в 1-м лице единственного числа — есмъ од'кпъ (а, -о); в 1-м лице множественного числа — есмъ од*кгш (-ы, -а).
Примеры перфекта из древних текстов: «добро д'кло сътворилъ ecu; яко же отьци суть уставили и заповедали». Значение перфекта было таким: действие в прошлом + его результат в настоящем.

В «Повести временных лет» древляне спрашивают Игоря (это другой князь Игорь, не тот, что в «Слове...»), в третий раз пришедшего за данью: «по што идеши ып*ктъ по-ималъ ecu всю дань и не послуша ихъ Игорь». («Зачем опять идёшь? Забрал уже всю дань. И не послушал их Игорь»). Здесь две глагольные формы прошедшего времени с разным значением. Если аорист послуша выражает действие в прошлом без указания на его результат в настоящем, то в форме поималъ ecu важно не столько то, что в прошлом было произведено действие, сколько то, что оно имело последствия в настоящий момент. Речь древлян можно было бы перевести и так: «Зачем ты опять идешь? Ведь вся дань у тебя» (потому что ты её взял раньше).

Что же дальше произошло с перфектом? Утратился вспомогательный глагол, а причастие на остаётся. Это и есть наше прошедшее время- одел, знал, нёс, помог (в последних формах суффикс нулевой, так как звук [л] в сочетании с согласным на конце слова утратился). Без вспомогательного глагола оно утратило узкое перфектное значение. Его суффикс выражает только отнесённость действия к прошлому.

История прошедших времён помогает понять особенность современного прошедшего времени, отличающую его от других времён: будучи по происхождению причастием, оно, естественно, не может изменяться по лицам, но зато изменяется по родам.

В современном русском языке есть два суффикса повелительного наклонения: (неси — несите, говори — говорите и т. д.) и нулевой суффикс (читай — читайте, дерзай — дерзайте и т. п.). В древнерусском языке нулевого суффикса не было, он возник исторически, когда в формах повелительного наклонения в положении после ударения стал утрачиваться звук [и].

В русских говорах суффикс иногда сохранялся также в заударном положении. В таких говорах и сейчас можно услышать встани, сяди. Правда, и в литературном языке есть вынеси, вывези, вывали, но подобные формы существуют по аналогии с формами производящих глаголов (неси, вези, вали), где суффикс сохранился, так как был под ударением.

Подобное явление наблюдается и в неопределённой форме (инфинитиве). В современном русском языке на конце инфинитива в одних формах есть [и], а в других нет. Здесь проявляется разная историческая судьба звука [и], который был обязателен на конце инфинитива: под ударением он сохранился, а в заударном положении утратился. Поэтому в современном языке нести, плести (из нести, плести), но спать, беречь (из съпати, берёчи). Правда, в диалектных или просторечных формах может быть иначе: «Так дом мой, как он есть,/Велю машинами к реке я перевесть; «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник,/А сапоги тачать пирожник» (из басен И. А. Крылова).